видел тебя одинокой и печальной, потому что я знал, опасности, от которых я мог спасти тебя, угрожают тебе. - Бедняга! - с состраданием сказал он себе. - в исступлении крикнула она, всплеснула руками, мгновение, как бы не веря своим глазам, смотрела на него и вдруг побежала, почти падая, волоча по земле свой шарф..-- Буржуазия думала, что она получит в свои руки всё снабжение, а ей показали кукиш, оставили только помощь раненым. А потом шли с кувшинчиками и свечками святить крещенскую воду и опять ждали весны." - думал Луганович, глядя на уверенные движения Нины Сергеевны, и его пугала эта мысль. - Вам должно быть известно, - сказал Монреаль, продолжая речь, которая, по-видимому, производила большое впечатление на его собеседников, - вам должно быть известно, что в вашей борьбе с сенатором я один поддерживаю равновесие. -- Только не надо надеяться, что она сама придёт,-- сказал как-то Алексей Степанович, как будто с равнодушным видом куривший в углу папироску. Только слух пустить. -- Так это вам не к председателю, а к члену суда нужно. - Прекрасный паж, - сказал испанец весело, - ты сказал, что твое имя Виллани? Анджело Виллани, я, кажется, знаю твоего родственника. А завтра, глядишь, ещё кого-нибудь. Дома, на даче, все еще спали, но дверь на балкон была открыта и ступеньки крыльца мокры и блестящи. Ты чудак, Валентин! -- возразил, рассмеявшись, Федюков. И хотя она действительно устала, однако, оставшись одна, добрый час стояла у окна, всматриваясь в темноту летней лунной ночи. Но внимание у него всегда устремлялось по прямой линии, то есть он видел только там, куда стоял лицом. - Вы обнаружили свое настоящее лицо. У него не было, для объяснения его богатства, инструментов алхимика - ни тигля, ни металлов; он даже, казалось, и не интересовался тайными науками, которые являлись источником высоких идей и часто глубокого знания, которые были характерны для его разговоров... -- Поэтому я к вам и не хотел тогда подхо-дить, мне казалось, что вы скажете мысленно: "И этот туда же". В зале Капитолия, стены которого были покрыты шелковыми обоями с белыми полосами по кроваво-красному полю, сидел Риенцо со своими советниками.. - язвительно протянула Нина. - Я останусь здесь с Соней.. Сказав эту уничтожающую фразу, Софрон искал сочувственного взгляда. Злодей кивнул головой. Я стою также за то, чтобы он в это время жил в столице. При слове "разбойник" Монреаль слегка изменился в лице. Арсеньев понял, но вместо того, чтобы отрицать это, смело повторил: - Конечно, обыкновенного! Нина чуть-чуть пожала плечом. Это было что-то совсем новое. Следующее заседание начинает конкретную работу в намеченном направлении. - Родольф! - сказал он. Молодая женщина повернулась к нему и, приблизив свое лицо к его лицу, в продолжение нескольких секунд как бы всматривалась в его глаза своими черными, еще более теперь

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 SU