сплетни и интриги сцены и кулис. Со двора встрепанный и встревоженный еще больше торопливо прибежал старый Зек. Как ни были привычны римляне к постоянной беспорядочной войне, но не многие из них в то время хорошо и ловко владели оружием, - знание, приобретенное Адрианом в школах воинственного севера, помогло ему теперь, несмотря на превосходство сил неприятеля.. -- А на Урал разве раздумал? -- Нет, не раздумал, -- сказал Валентин. Не ясны ещё были причины восторженных криков, но видны были махающие шапками с тротуаров люди. "Но ведь не в том дело!" - сказал себе Ланде. Большая белая рука Тихона лежала у нее на плече, а сам он смотрел вдаль, как он всегда смотрел, и губы его что-то шептали. Потом, помолчав, он продолжал со страшной улыбкой: - Если Колонна любит одежду монаха, то он вдоволь насмотрится на нее прежде, чем мы разойдемся. Дверь была заперта, но не задвинута засовом. Объяснения дальше не последовало, Глиндон сел в карету, поднял окно и заметил в то же время на тротуаре четырех человек, которые, казалось, внимательно следили за ним. Старичок, член Думы, опустив глаза, посмотрел на свои ногти и хотел было что-то сказать, но в это время, к ужасу Нины Черкасской, выступил со своим замечанием профессор Андрей Аполлонович и как бы в каком-то эмоциональном порыве взволнованно сказал: -- Нас принудили к тому, что мы в конце концов от протестов перешли к т р е­б о в а н и я м.. - Ну да!. Ты же поступил как раз наоборот, и хотя ты произвел большое впечатление, оно настолько не в твою пользу, что теперь ты провалился бы на любых выборах в Англии. - Я рад, что мать не слышит тебя.. Он чувствовал, что в ней нет простоты, что это все видят, и это было болезненно-тяжело. У нас был мальчик, наше единственное дитя, утешение Аделины в мое отсутствие... - Что надо делать? - Господин рыцарь, - отвечал Риенцо, - давайте поймем друг друга. Через час римская армия, большая и разнородная, состоявшая из людей всех возрастов, шла к воротам Сан-Лоренцо. По первому звуку большого колокола собирается двадцать тысяч вооруженных римлян. - Говорите с ним осторожнее, Джордж! Это большой чудак, и если вы погладите его против шерсти, он вам это припомнит. - Разве это такая редкая наука? - Редкая! Глубокая и искренняя философия искусства и науки, может быть, совершенно погибла в наше время пустых и поверхностных знаний. Адриан еще не был у ученого.. Почему же это никто не хочет считаться с нею?. * * * Наутро Митенька Воейков с волнением, которого он не мог в себе побороть, ждал встречи с Ольгой Петровной. По крайней мере, я надеюсь, что меня никогда нельзя будет считать вашим врагом. VII Она стояла посреди комнаты и осматривала ее. Она просто не думала об этом и знала только одно, что ей хорошо. Кельнер, как петух, собирающийся клюнуть, изогнув набок голову, одним глазом прочел

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 SU