мрачное направление.} поставила меня в число тех ручных львов, которых светские дамы допускают в общество своих болонок. Она, опустив глаза, остановилась перед говорившими с подносом, на котором стояли тонкие фарфоровые чашки с крепким душистым чаем. Я не желал прослыть между патрициями за страшного человека для того, чтобы иметь возможность спокойно и не возбуждая подозрений прокладывать свою дорогу к народу. - Кажется, ты к этому ведешь разговор. Мерваля и того не было, чтобы посоветоваться с ним. И хотя судья получает записку, из которой явствует, что Клиффорд - его украденный сын, он выносит смертный приговор, после чего умирает. Что же ты и возишь по дорогой вещи грязной мокрой тряпкой? У тебя есть соображение? -- А кто же его знал: стол и стол; я почем знала? Хозяин несколько времени молча смотрел на нее.. . Он чувствовал, что даже любовь едва ли может доставить восторг, равный тому, который в своем девственном энтузиазме ощущает патриот, сознающий искренность своих чувств. Конечно, он больше всего боялся слез и сцен разлуки, но, пожалуй, ему было бы приятнее, если бы Нина безумствовала от горя. Нет ли молодого человека нашего круга, с которым тебе приятие было бы путешествовать? - Конечно; нет, я ненавижу ссоры. Это люди усредненные, без индивидуальности. Разве вы не видите, что в свободных странах политическая судьба зависит от одного человека? На общих выборах избиратели группируются вокруг одного имени. Они стали вдруг вызывающе развязны, при встрече угрюмы, с недобрым, прячущимся взглядом. Маленькая старушка, с заплаканными недоумевающими глазами, встретила Сливина таким взглядом, как будто он мог чем-то помочь ей и все устроить иначе. Что касается Мерваля, то он казался воплощением раскаяния и вины, принесенных в жертву мстительной раздражительности... -- "Что"? Сам знаешь что: он всегда там, где женщина, -- произнес другой и, покачав головой, прибавил: -- Что за мужчина! Женщины при нём совершенно теряют голову. В квартире Глеба тоже были настежь раскрыты окна и двери.. Штаб армии расположился рядом со штабом Пятнадцатого корпуса. Справедливо ли это оправдание, я судить не могу, но мне кажется, что люди моих лет, выдающие себя за бойких, гораздо более вялы, чем люди десятью или двенадцатью годами старше, которых они считают сонными. На дворе медленно, но неуклонно разгоралась заря нового дня и его розовые, еще бледные отблески ложились на светлые волосы и лицо Незнамова.. В старом замке покой и тишина. -- Это выходит, теперь с своей собственной лошади шкуру драть не моги? -- сказал кузнец. Риенцо опять посмотрел на гостей - и Пандульфо ди Гвидо, дрожащий, оцепенелый, в ужасе, не мог вынести сверкающего взгляда сенатора. Не переходи мне дороги, Монреаль! Не переходи мне дороги! [15] - Иннокентий VI несколько лет спустя провозгласил Монреаля худшим, нежели Тотила. Особенное, поражающее

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 SU