от Церкви, и не Церкви за ним бегать, послушайте серьезно! - сказал старый попик. И чем точнее наблюдает он себя таким образом, тем сильнее выступают и все наклонности, благодаря которым он стремится оставаться своим сознанием в чувственном мире. Он тихо положил кий, не глядя на Лавренко, бросил на сукно сторублевую скомканную бумажку и отошел. -- Это мой друг! -- сказал Владимир, обращаясь к приятелям и показывая на Илью разма-шистым жестом руки. В зале Капитолия, стены которого были покрыты шелковыми обоями с белыми полосами по кроваво-красному полю, сидел Риенцо со своими советниками. - Как жаль, что завтра надо ехать!. - Какого же рода это знание, которое вы, сам бывший прежде таким же смертным, как и я, можете безопасно искать в той леденящей атмосфере, где я не могу дышать! Мейнур, - продолжал он (и его страстное желание, возбужденное опасностью, которой он подвергался, делало его еще отважнее). Не может быть уже реализма без познания сверхчувственных миров и существ, то есть без "второй половины" действительности. - Лили было очень весело. Я могу любить его, как что-то отвлеченное, невещественное и божественное: но каков будет мой стыд, каково горе, если я найду его хуже, чем воображала! Вот тогда бы моя жизнь погибла и красота на земле для меня исчезла! Добрая кормилица не слишком-то была способна симпатизировать подобным чувствам. -- спросила она тихо. Там, всё уменьшаясь, в ряд были расставлены рюмки всевозможных размеров и стояли под стеклянными и проволочными колпаками закуски всех родов.. Старшины вошли. Скепсис и насмешливость не были в такой моде, как теперь, у молодых людей в пору юности вашего отца, вот почему они так новы для мистера Трэверса. Чем больше они давили, тем большая жажда новой жизни пробуждалась в душе. А тетка Клавдия еще нарочно, чтобы показать, что ей не до красоты и она пле-вать на нее хочет, нарочно никогда не мыла рук, запачканных огородной землей, и чистила ими соленые огурцы, так что у нее через пальцы текли грязные потеки на скатерть. Она, конечно, простила его сейчас же от всего сердца. Когда налили по второму бокалу, поднялась Софья Александровна Сомова и, улыбаясь, оглянула сидевших за столом с таким видом, как будто готовилась сказать что-то особенное, чего никто не ожидает. - опять спросил Зарницкий, с трудом выговорив резиновыми губами слово "наши". -- Да еще неизвестно, как дело повернется. На чьей груди заснет он завтра? Чья рука будет кормить его? Кто будет молиться за него?" - Ты, Виола! Ты сама! Тот, от кого ты бежала, здесь, чтобы спасти мать и ребенка! Она вздрогнула от этого дрожащего голоса и вскочила. Но, обреченный на сиротство, при котором может проявиться только половина закономерностей его судьбы, он обречен на заурядное существование. 5.. И уже держать себя стал иначе -- не подходи! Не хуже Федюкова. Только щеки и уши у нее горели.. - Нет, вы видите - мы предусмотрительны,

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 SU