ласковых забот. - Какое счастье, брат! - вскричала она, бросаясь в его объятия. - Чтобы прежде нас быть в Риме! Благородный варвар! - сказал Колонна. А Зиночка?. -- Дело прежде всего, -- сказал старик, сразу переменив тон, почтительно заискивающий, -- со скрытой иронией, как к барам, -- на серьезный и спокойно внимательный. Как будто он был настолько невинен и далёк от всякого притворства, что даже не знал, какой орган находится у него в этом месте. Вот, смотри, я оторвал клочок с его подписью. Во всем царила атмосфера строгой, но приятной созерцательности, и она вполне гармонировала с занятиями, для которых предназначалась. А что-нибудь такое -- глядишь: помогнуло. В открытые стеклянные двери террасы по-осеннему свежо и зелено виднелись цветник, трава и дорожки. -- Чувствую, что у тебя очень душно в комнате. - Я говорю не в буквальном смысле, конечно.. Она нашла также скоро средство выучиться читать и писать; а ее мать, католичка, рано научила ее молиться. Этот принцип сходства еще менее понимают в обыденной жизни. Девушки с узелочками купленных гостинцев в руках брались за руки и, растягивая круг, медленно подвигались в одну сторону по кругу под затянутую песню, чтобы, дождавшись припева, лихо подхватить всем разом. - Нет, позвольте теперь мне сказать! - крепким, злым голосом перебил Ткачев. О нас судят только по нашим ошибкам, а не по положительным результатам. Почему Глиндон почувствовал ревность? Почему, когда она ему говорит, он не качает более головой? Он предлагает ей руку. Мне непонятно то, что люди систематически, упорно работают в конце концов над собственным уничтожением. - Итак, мы расстаемся?. Всё отдам! Нет, всё не отдам,-- сказал он, немного подумав, но половину отдам, вот ей-Богу клянусь! Только чтобы сейчас, не откладывая на завтра,-- продолжил он, опять подумав, и прибавил вдруг совсем другим голосом: -- Сегодня вот что, сегодня должны собраться у меня. - Колонна, - сказал один.. И потому они оставались неоконченными. Менестрель не отвечал. - Прелестное дитя, - вздохнула Сибилла, - и такое умное, не плачет. Этот чиновник был совсем какой-то ничтожный, давно не стриженный, подслеповатый, в железных очках. И вот, когда он однажды сидел и раздумывал таким образом, подъехал Валентин.. И когда держал в объятиях презираемую, ненавидимую женщину, сердце его сжималось от тоски и отвращения, образ Нины носился перед глазами, и с отчаянием утопающего. Лиза тяжело вздохнула и дернула себя за кончик косы. Итак, синьора, - прибавил он, быстро поворачиваясь к жене Джанни Колонна, - ваш муж бежал в Палестрину; ваш, синьора Орсини, - в Марино; ваш - с ним, прекрасная синьора Франджипани; а вы пришли сюда. Но сегодня вечером я неожиданно встретил ее у викария, превосходного человека, у которого я многому научился, чьи правила, чей пример, чье домашнее счастье и жизнь, деятельная и спокойная, гармонируют с моими мечтами,

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 SU