счастье!. И каждое утро он первым долгом выходит на крыльцо, где уже визжат собаки, посмотреть погоду и осенние поля с падающим желтым листом на опушке. Моей работе, может, в губернии только равную найдешь, да и там еще, глядишь, осекутся. . -- И вот меня теперь мучает -- мучает эта мысль и чувство вины перед ним. Глеб схватил свою лошадь, распряг её, вскочил и, как безумный, погнал её вперёд по дороге.... Что вы оба как в воду опущенные? Неужели расчёт? Неужели тревога за своё имущество, за свой покой и беспечальное существование? Неужели ни грана энтузиазма? -- Да нет, я ничего,-- сказал Александр Павлович, попытавшись даже улыбнуться, но улыбка вышла несколько натянутой. Варили крепкую пенистую брагу, заправленную хмелем, от которого кружились головы и ноги выписывали порядочные кренделя. Губы и щеки порозовели; через несколько секунд больная глубоко заснула, а дыхание ее стало совершенно ровным. Наконец, справедливо обидевшись на невнимание, которое заставляло ее стоять в этой неудобной позе, она бросила поднос и заворчала на Кенелма. - Ваш слуга арестован на улице. И в то же время его нельзя было упрекнуть в том, что он ничего не делает. - Кончено! - как будто сказал над нею какой-то глухой, тяжелый голос, наполнивший ужасом весь мир, и она потеряла сознание. И в этом кованом стуке, в литой однообразности поворотов было грозное проявление силы машины, неуклонной и несокрушимой.). Девушка дала старухе корзинку, и та, низко поклонившись, тихо произнесла: - Да благословит вас господь! Как ни тихо прозвучали эти слова, Кенелм услыхал их и задумчиво сказал Эмлину: - Есть ли в чем-либо большая связь между настоящей и будущей жизнью, чем в благословении молодым, произнесенном устами старых? ГЛАВА X - Как здоровье вашего муженька, миссис Хэйли? - спросил викарий, дойдя до того места, где стояла старуха, над которой все еще склонялось прелестное личико Лили. В этом, -- сказал я ему, -- почитаю главную свою заслугу. Меня не проведете. Митенька Воейков ясно понял выгодность своей позиции у двери, когда принесли почту и телеграммы: почтальон обратился к нему, как к ближайшему. Как они подкрепляли меня в часы унизительных терзаний совести! Тут ее голос замер, как бы от усилия сдержать рыдания. Последний шаг, ведущий к президентскому креслу, может вместо этого привести тебя на эшафот. Предводитель что-то сказал вполголоса доктору. Они продвинулись еще несколько шагов и остановились опять. - Постойте, Браун! Тетушка Райт сказала, что ваша жена пожалеет не о том, что продает молоко, а о том, что разбавляет его водой.. Кенелм был в полном недоумении. И Митеньке пришлось не только принять предложение Валентина, но еще и благодарить его за помощь в этом неприятном деле.. - несвязно бормотала она, глядя влюбленными влажными глазами. Но между ними были двое людей, сидевших

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 SU