IV Ночь отделила море от земли. - также насмешливо спросила Раиса. Не раз доводила она героев и мудрецов до удивительных проявлений слабости и глупости. Миссис Кэмерон вышла из дома, осмотрелась кругом, увидела девушку и подошла к ней. По его мнению, эта сумма будет гораздо полезнее для вас теперь, чем сумма в десять раз большая двадцать лет спустя. Голос Ланде, слабый и мягкий, стоял в ушах, и неясный образ как будто стоял возле и в нем, туманный и огромный. Ланде подошел. Когда баронесса Нина, ждавшая окончания беседы, вошла в светелку, она нашла Андрея Аполлоновича в таком угнетенном состоянии, что даже испугалась. Там прилизались, украси-ли свои очаги, -- кричал он, показывая рукой по направлению к печке, -- а нас ничем не успо-коишь. Даже Леонидыч, сам не одобрявший легких зарядов, после одного оглушившего его выстрела покрутил головой и сказал: -- Уж вы дюже здорово, как бы не треснуло ружьишко-то. - Пусть так, - сказал Риенцо с тихим смехом и подвигая свой стул ближе к епископу, - это, конечно, самый лучший довод монсиньора, и я должен признаться, что как ни было дворянство в те времена упрямо, своевольно и нечестиво, оно теперь еще хуже. -- Вот, значит, не измываются,-- сказал недовольно широкоплечий солдат и сердито крикнул куда-то в темноту: -- Что ты, чёрт! Нашёл место. Молочаев молча пожал узкую мягкую руку девушки Шишмарев сейчас же резко и бойко заговорил с Ланде, Марья Николаевна не слушала их. Безумно ярко представилось ему милое, бледненькое личико жены, когда она получит это письмо. -- Значит, побираться иди, а руки не смей протянуть? -- сказал Захар. Вашу руку, монсиньор. Он прибавляет, что даже в Милане, заметьте это, где, под другим именем, Занони явился с тою же роскошью, с тою же таинственностью, один старик вспомнил, что видел его шестьдесят лет тому назад в Швеции. Между тем он вступал в переговоры с Риенцо и, под видом вежливости к оправданному трибуну, Альборнос принял его у себя, чтобы вполне узнать характер и наклонности того, которого он хотел сделать своим агентом и орудием. И, кроме того, казалось неудобным и скучным говорить о чем-то узко своем, когда готовятся, быть может, страшные события. Благодаря этому в последний месяц он дошел до полной внутренней анархии вместо ожидаемой свободы: воля оказалась совершенно недисциплинированной; деятельность носила на себе все следы отсутствия внутреннего стержня... - Ну, - проговорил он, - если мы должны быть соперниками, то оружие впоследствии решит наши права. -- Это такой народ -- не дай бог.. В голове у нее не было ничего, кроме одного: а вдруг его нет дома?. И первое время после этого разговора, едва только чей-нибудь теленок заскакивал на помещичью землю, как сейчас же десяток человек бежали его сгонять. Подобно всем другим римлянам, он уже научился питать восторженное уважение к трибуну и преданность к его супруге. Мечтают о недостижимом

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 SU