телом.. Марья Николаевна больно и холодно почувствовала себя одинокой. в свой "родной дом", который был ему ненавистен, как каторга. -- Ты думаешь, мне приятно сознавать, что я и все мы живем в довольстве, в большом доме, а вы бог знает где там жметесь? -- Да это, что там, каждому свое место, -- говорили мужики, -- что хаму в хоромы лезть! -- Вы не хамы, а люди, и своей чистой душой стоите выше нас. - Не бойся, милая девушка, - сказал он с жаром, - умоляю тебя, опомнись, никакая опасность, ничто дурное тебе здесь не грозит. Больше всё малень­кими партиями сдаются: пойдут на разведку или куда там -- и нету. - прибавил он, досадливо щелкнув пальцами. Высоко над городом и морем заголубел нежно-прозрачный небесный свод, и неподвижно, в мечтательно-радостном ожидании солнца, замерли далекие облака. Без меня вы в безопасности.. - Ну, что ж ты теперь скажешь?. Из садика вышла и подошла к нему тоненькая, стройная Соня, прикрывшаяся от солнца прозрачной белой косынкой, из-под которой смотрели пытливо и сумрачно большие глаза. Перед выстрелом он зачем-то долго старался утвердиться на скользкой земле, очевидно, облитой помоями, и отшвырнул носком сапога что-то круглое, твердое, как кочан капусты. - Как, - вскричал Чекко, - как, трибун? Вы хотите отказать бедным людям в празднике? Они работают довольно много, и их единственное удовольствие состоит в том, чтобы видеть ваши прекрасные зрелища и процессии, они возвращаются с них домой и говорят: смотрите, наш-то побил всех баронов. И как снежный ком с горы, несся со страшной быстротой, наворачивая на себя новые и новые наслоения и осложнения. Неужто так и погибать всем! - Никто не погибает, Ткачев! - также строго и торжественно возразил Ланде.. - Ну, если так, - сказал Кенелм с тяжелым вздохом и лицом унылым, как у гробовщика, - хотя я сам не испытываю ничего, кроме глубочайшего сострадания к тому нарушению душевного равновесия, которое называют любовью, и мне меньше чем кому-либо следовала бы умножать заботы и горести, эти неизбежные спутники брака (я уж не говорю о горестях тех несчастных созданий, которые появляются в результате браков, только увеличивающих и без того значительное перенаселение), - в данном случае, я боюсь, обстоятельства вынуждают меня способствовать заключению этих нежных голубков в одну клетку. Она бросила их и ушла. А раз я перестал быть критиком, мне все равно, ошибался я или был прав, когда играл эту роль. - Существует заговор против Свободы. Когда он сказал, захлебываясь рыданиями: "Что же я буду делать один?. Уж когда соку в ней нет, тут, когда ее ни паши, все равно много не выпашешь. Но в два прошлых заседания уже успели наговорить столько, что больше, казалось, и некуда. Но вот и ваш отец. Затем провансалец пошел к павильону и громко приказал приготовить пир. Что такое любовь?.. У кого есть огонь в душе, тому логика не нужна. -- А главное дело

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 SU