друзьями? - Да, - сказал Нико извиняющимся тоном, - но мы все можем ошибаться! Я прекратил с ними всякое общение, когда ты выступил против них, ибо я скорее усомнюсь в своих чувствах, чем в твоей справедливости и твоем правосудии. Митенька смотрел на нее, стоявшую около него босиком и так робко просто признававшую-ся ему, и старался рассмотреть ее полузакрытые платком, блестевшие глаза.. IV В утро Николина дня на дворе усадьбы Дмитрия Ильича Воейкова шла обычная, несколько ускоренная по случаю праздника жизнь: через двор торопливо прошла кухарка к колодцу с пустыми ведрами, прошли рабочие в праздничных суконных поддевках в церковь среди мелька-ющих утренних теней. Всего неделю тому назад я поступил сюда простым служащим, и меня определили в статистический отдел.. IX Именины обещали пройти весело, как и все, что бывало в доме Ненашевых. Мижуев тяжело смотрел на нее, и так же жалка и противна была и она: ее сильное женское тело, видимо, тянулось к Опалову и соединение их было бы, должно быть, ярко и сильно, хотя и была она уже кокотка давно. -- А это потому, что наша встреча совпала у меня с поворотом жизни на новый путь. - Совершенно верно, - сказал он, - что Чиллингли живут в этом месте на протяжении вот уже почти четверти всемирной истории, считая с того времени, когда, по мнению сэра Исаака Ньютона, произошел потоп. Такие сообщения вызывали непомерный рост тёмных слухов; в столице говорили о тёмных влияниях при дворе, о том, что немка (царица) подготовляет сепаратный мир, потому и не сражаются больше. -- Сидите. Его черты нельзя было назвать правильными, но лице поражало яркой оригинальностью, большими черными выразительными глазами и какой-то неуловимей смесью нежности и грусти в спокойной улыбке. Он мне удовольствие доставил, уважил, теперь я его уважу. XI Нина лежала на кровати, вся дрожа и улыбаясь в темноту стыдливо и нежно. - О, какие мы задавали бы праздники! Видела ты с галереи праздники, данные на прошлой неделе синьорой Джулией Савелли? - Да, синьора; и когда вы ходили по зале в своем наряде из серебряной парчи, усеянной жемчугом, то по галерее пробегал такой говор; все кричали, что Савелли принимает у себя ангела. -- И не жалеешь? -- Что их жалеть, когда для меня теперь все. Наконец, когда в церковном здании раздалась торжественная и священная музыка, предшествующая мессе, трибун выступил вперед, и гром музыки еще усилился от всеобщего мертвого молчания слушателей. Впоследствии она даже плохо помнила это время, которое представлялось ей в виде бесконечной серой полосы. Что-нибудь одно: или вы меня не поняли, проглядели, что во мне было настоящее, или видели, да свой отъезд, дело выше поставили. -- Вот уж правда, народ -- дурак, задолбили ему в голову, он и прёт, сам не зная куда,-- сказали бабы. И поэтому,

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 SU