художника, чья смерть сделала вакантным место в академии. Не будучи собственно крепостью, оно было достаточно сильно для того, чтобы противиться всякому нападению горных разбойников и мелких соседних тиранов. Послышались негромкие голоса. В факте приезда царя они видели несомненный признак действительной перемены политики власти и желание обратиться к народу с открытым сердцем и с забвением всех старых счётов. И если Кенелм станет развлекаться, как все другие молодые люди, он, естественно, перестанет от них отличаться. . - Так то мученики! - вздернув головой, возразил Ткачев. Прочь все сомнения и угрызения! Я подготовлю народ! Я уничтожу предателей одним своим взглядом! С вселяющей ужас твердостью оратора, который никогда не ошибается, он говорил о силе морального чувства, подобно воину, без страха идущему на пушки. Не зная о грозящей Риенцо опасности, она, однако же, с глубокой грустью и мрачными предчувствиями отвечала на его объятия и прощальное благословение. Мирное настроение было разбито. Адриан остановил коня. Вы мне верите?. - Разве это возможно? Бежать! Как? Когда? Каким образом? Вся Франция наводнена шпионами. - Вы желаете, чтоб мой друг испробовал этого вина? Не забудьте, что не все могут пить его, как я, безнаказанно.. Она, как и миссис Кэмпион, начала сравнивать обоих кузенов и делать выводы, неблагоприятные для Кенелма. Его гордость или какое-нибудь суеверие, столько же безрассудное, хотя и более извинительное, внушили ему мысль выкупаться в порфирной вазе, которую нелепая легенда присваивала Константину, и это, как предсказал Савелли, стоило ему дорого. Все молча посмотрели на расстилавшееся перед ними бесконечное поле, как доктор смотрит на больного, причину болезни которого он найти не может, и начали, как бы нехотя, косить. Когда возвращением папской территории, приведением Иоанна ди Вико к покорности, наконец умерщвлением Барончелли цель кардинала была достигнута, то он стал считать очень неблагоразумным возвращать Риму способного и честолюбивого Риенцо, и притом с таким высоким званием.. . - Идемте!. Но его глаза все еще обращались к серому домино Адриана и он заметил, что это домино следовало за ним. Когда утром он узнал об опасности, к нему вернулись, правда, симпатия и нежность; но со смертью князя ее образ исчез из его сердца, и он не испытывал ни малейшего чувства ревности при мысли, что она спасена Занони и что в этот самый час она находится, может быть, в его доме. -- Пользуешься, ну и пользуйся. Следовательно, можно предположить, что у вас есть какое-нибудь постоянное занятие, которому вы посвящаете то время, когда вы не на отдыхе? - Да, я не совсем бездельник... Он был еще за границей, когда. Вы забыли? - Ах, - произнес Кенелм таким отрешенным тоном, словно говорил во сне, - никто с открытыми глазами не бросается навстречу своей судьбе. Не колеблясь, я принимаю его и ручаюсь за успех. И,

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 SU