было пусто, и в густой голубизне моря неподвижно застывшие белели и пестрели трубы и мачты судов. Как развито чувство равновесия в этом истинно английском джентльмене. Но старания святого человека не ограничились этим. - Как, неужели это безумие так распространено? - А разве ваше собственное сердце вам этого не говорит? - Ни чуточки, и даже наоборот.. На него глянуло синеватое бледное детское лицо с сухими растрескавшимися губами и тусклыми, невидящими глазами. Не угостите ли вы меня сигарой? Том протянул портсигар. На это Кенелм с негодованием ответил: "Тьфу, какое легкомыслие! Мое alter ego {второе я (лат. Мужик помолчал и с затаенной ненавистью прибавил: - Господам-то оно хорошо говорить. - Шесть часов не рано? - Конечно, нет. Виола, простите меня! Жестом она отстранила его и с улыбкой, полной отчаяния, прошла мимо него в свою комнату. - Мейнур не бежал, - гордо отвечал иностранец, - Мейнур не может бежать от опасности, так как для него она уже давно не существует. В то же мгновение им овладел род экстаза: ему казалось, что он возвратился на родину своего детства, он снова был в маленькой комнате, где около его колыбели мать смотрела на него и молилась. Когда я сказал, что вычеркнул из I ч. В то же время Макензен наступал на Варшаву, а остальные силы стремились не дать русским переправиться через Вислу. Какая громадная разница между мучительной тоской, когда любимый человек только что покинул все земное, и тихой скорбью о такой же близкой душе, улетевшей на небо много лет назад! Точно так же и с искусством поэзии: когда дело идет о сильных чувствах трагедии, как необходимо, чтобы поэзия отдаляла от нас актеров! Чем более должны нас возносить изображаемые чувства и чем более мы ценим слезы, которые трагедия исторгает из наших глаз, тем дальше должны быть от нас актеры. - Я был бы счастлив, если бы в моей власти было оказать добрую услугу вам наперекор какой бы то ни было системе. Я сам знаю, что куда легче убаюкивать себя золотой мечтой о единой всеобъединяющей душе мира и тому подобное! Но, что касается меня, я предпочту пустоту той правде, которая только потому и правда, что с ней легко и приятно жить. Да еще женщины современного Парижа. Ему хотелось только одного и казалось, что совершенно не о чем и незачем говорить. - Если я скажу, почему, то покажется, будто я важничаю.. -- Скоро вы там? -- крикнул Валентин." "Надо стрелять в спину, раз и два. Допустим, что я уйду и больше не буду здесь показываться. -- Ну, идем, идем, к черту! -- крикнул хозяин, хлопнув Валентина по плечу. То, что они переживали, как последний ужас или как наивысший восторг, здесь звучало слабо и неубедительно. Высокий председатель встал и, с достоинством опершись одной рукой на стол и слегка приподняв другую, ждал, пока утихнут

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 SU