LI А перед вечерем Владимир, как и обещал Валентину, повез его в цыганский табор. Глиндон, проследовавший за ней, напрасно старался успокоить ее. - вдруг сказал старый попик. И очевидно было, что стол с зеленым сукном и висящими на нем золотыми кистями по углам и листы бумаги перед каждым членом имели какое-то роковое значение и на всех действовали по-разному... - Вот все, чего я желал. Однако, не будучи трусом, Нико все же страшился судьбы мученика. Он нам обо всем расскажет.. Не берусь судить, учили его чтить отца и мать или нет, но он, по-видимому, задался целью внушить мне неуважение к моим родителям. - Покровитель? - Да.. ХLVII Аркадий Ливенцов, женившийся летом на Марусе Левашовой, сестре Ирины, пробыл с молодой женой только три недели и уехал в свой полк, который, ожидая очереди, разместился в одном из тыловых городов. Тот не понял и не пускал. Поэтому сейчас печать начинает травить всё, что исходит от правительства. до отвращения.. - Затем, что я не хочу вас обманывать!. Горбатенький литератор что-то сказал, но Нина Сергеевна не ответила и продолжала блестящими глазами смотреть на Лугановича, точно отыскивая в его лице прежнего молодого студента. Чувство, похожее на то, как будто она быстро пошла ко дну, в пустую, мутную, зеленоватую воду, и вода глухо зашумела в ушах, затемнило все в ее глазах и душе. В одной были гостеприимные старички, куда гость приезжал, как к себе домой. - Бедными и добродетельными людьми, - пробормотал Робеспьер. Сдержав блеснув-шие в глазах слезы, просиявшими глазами она смотрела перед собой на горящее золото икон, на столбы кадильного дыма и чувствовала в душе загоревшуюся радость. -- Нет, я пока не на Урал, -- сказал Валентин, сидя над раскрытым чемоданом и снизу посмотрев на Федюкова. - Ну, полно, Мэ.... Я выбираю современную чосеровскую строфу. Я могу так же легко, как эту перчатку, разорвать пергамент, который объявляет вашего мужа сенатором Рима. В самый разгар совещания Тальену доложили, что какой-то незнакомец желает его видеть по делу, не терпящему отлагательства. -- Вы такой молодой и уже так много испытали эту сторону жизни. А когда обедня кончилась и отслужили молебен с водосвятием, народ потянулся ко кресту, а потом к выходу, освобождая широкое пространство пола с накиданной по каменным плитам свежей травой. Сперва он начал говорить громко и торжественно о том, как преступно было объявить римлян свободными, потом об измене, заключающейся в словах, что избрание римского короля должно зависеть от римлян. е. И, может быть, поэтому он так надолго запомнил свое юношеское путешествие. Экипаж, служивший обыкновенно молодой артистке, не приехал в этот вечер; Джионетта слишком хорошо знала красоту своей барышни и дерзость ее поклонников, чтобы смотреть без ужаса на перспективу возвращения пешком. Все эти подробности послужили в пользу Мерваля. Это было нежное весеннее

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 SU