подняла голову, и большие глаза ее снизу казались Ланде молящими и прекрасными... Я предлагаю голову человека, знающего все подробности заговора, который угрожает в настоящую минуту Робеспьеру и вам самому, и вы были бы рады узнать эту тайну в обмен на все восемьдесят голов. - Вот теперь вы выказываете осторожность и здравый смысл, редко свойственные любителям стихов и юбок. Таня уже спала, и спящая не была похожа на горничную. - А философом? - лукаво заметила девушка и сконфузилась. При нашем последнем разговоре в Эксмондеме ты рассказывал мне о негодовании Гордона-отца, когда мое появление на свет лишило его наследства. Тогда неопределенное участие, которое могло бы иначе бесследно исчезнуть вместе со многими девическими фантазиями, укрепляется и утверждается.. - Пусть будут рифмы. Прощайте, Мерваль; если мы никогда больше не увидимся и вы услышите, что Кларенс Глиндон уснул вечным сном, то вы скажете нашим прежним друзьям: "Он умер достойною смертью, как тысячи до него, отыскивая истину!" Он пожал руку Мерваля и, быстро оставив его, исчез в толпе. -- Верно, верно! Что получил, тем и пользуйся, -- сказали все.... Знание - сила; Любящий Вас Кенелм. - Да что ты, наконец, с ума сошел, что ли? - крикнула мать, и голос ее прозвучал негодующе и недоуменно.. - А затем провансалец сделается деспотом города? - Извините, подестой. В комнате был застарелый запах непроветриваемого помещения. Поэтому я не советовал бы отдавать потомка сэра Кенелма Дигби до поступления в колледж светскому человеку, весьма вероятно - какому-нибудь цинику вроде кузена Майверса, живущему в лабиринте каменных лондонских улиц. - Что я могу им дать? - Вы? Вы все можете, Иван Ферапонтович!.. На австрийском фронте развернулись четыре армии на пространстве четырехсот вёрст. Сегодня вечером мы станем лагерем под Палестриной. Из кратера выходил густой дым, а посреди этого дыма виднелось пламя особенной и чудной формы, точно пучок громадных перьев, диадема горы; пламя с изумительными отсветами высоко поднималось и потом падало; оно дрожало, как перо на каске воина, и бросало свет вокруг себя на мрачную почву, производя бесконечные разнообразные тени. - Пиши же.. И чем больше поднимались в нем гадливость к себе и жалость к этой усталой, так, видимо, страдающей и скрывающей свое страдание женщине, тем неудержимее становилась жажда самой грязной, и жестокой похоти. Но, как видно было, из открытых, простых и дружественных отношений к нему хозяйки, близким он был совсем не на тех основаниях, о каких рады бы были прокричать злые языки. - пропела Нина из "Евгения Онегина", захохотала, дернула Колю за волосы и побежала в сад. Глеб мрачно задумался, потом сказал: -- Ни один человек не интересовал меня так, как ты. Слышно было, как дребезжал тарантас и фыркали

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 SU