отчего он смотрел, немного наклоняя вперед голову. Поднялся шум. Она читала и еще помнила тех классических авторов, писавших на обоих этих языках, чьи произведения дают ученицам только гувернантки самых благонамеренных взглядов. Она не писала бледных акварелей, она не затратила нескольких лет жизни на то, чтобы потом мучить терпеливых слушателей итальянскими ариями, которые гораздо лучше могла для них пропеть любая третьеклассная певица в столичном концертном зале. В продолжение более десяти столетий, когда наш род имел и определенное жительство и имя, он был пустым и ничтожным. Их будут и дальше калечить, а она точно так же будет и тех уговаривать и успокаивать. II Жара была невыносимая. При крике "Орсини!" многие новые участники поспешили сюда: друзья Колонны собрались на одной стороне, защитники Орсини на другой. Было трудно думать о нем, мысли прыгали и путались, сменяя одна другую. -- Это ты, Валентин, или не ты? -- сказал он. Самые восторженные крики последовали за изложением этого очерка нового государственного устройства, и среди всеобщего шума возвышалась огромная фигура Чекко дель Веккио.. Кенелм вздохнул и с видом мученика, который готовится к пытке, занял место возле прелестнейшей девушки во всем крае. - Как, - вскричал Чекко, - как, трибун? Вы хотите отказать бедным людям в празднике? Они работают довольно много, и их единственное удовольствие состоит в том, чтобы видеть ваши прекрасные зрелища и процессии, они возвращаются с них домой и говорят: смотрите, наш-то побил всех баронов. Я не знаю, в чём дело, но здесь, что бы я ни делал -- вино, женщины,-- я не чувствую никакого угрызения совести. После некоторого молчания путник опять затянул припев, но теперь он пел тише и медленнее, короткими отрывками, добавляя к стиху новую строфу. Боюсь, что в ее рассказах было много эгоцентрического, как вообще бывает в рассказах детей, - она говорила о себе, о тетке, о своем доме и подругах. - Да, - с легким вздохом сказала Сесилия, - лицо в самом деле очаровательно, а портрет считается одним из шедевров Лели. -- Простой. -- Лазарев взглянул на Митеньку, как бы соображая, куда его можно зачислить.. Но еще не изобрели никакого механического инструмента, который смог бы обнаружить более высокие, благородные и способные существа, живущие в безграничной воздушной среде. Другая группа, очень маленькая, была совершенно противоположного мнения: она говорила о том, что русскому народу рано еще освобождать других, когда у него самого на плечах бремя абсолютизма. Мейнур, сидя около своего ученика, говорил так: - Человеческое высокомерие равняется его невежеству. Шмель, говорили они, жалит больнее перед своей смертью; а ни Орсини, ни Савелли, ни Колонна никогда не прощают... - Дело вот в чем. - Я тоже скоро

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 SU