О!. Марья Николаевна смеялась. Девушка, с неподвижно устремленными в пространство глазами, испуганно оглянулась в ту сторону и сжала платок на груди, как будто со страхом ожидая приближения того, кому она принесла свою тайну душевную. Адрес был - "Блумсбери-сквер". А между тем вы совсем не такой, и вам не нужно этого, не нужно! -- с порывом сказала графиня, и ее рука нежно, успокоительно гладила его волосы, проводя по ним взад и вперед, как будто она ощущала прелесть этих волос, к которым она могла прикасаться на основании чистоты их отношений. -- В четверг. Осенью 1825 года Бульвер уехал в Париж, где был принят в аристократическом Сент-жерменском предместье. -- . Ланде покачнулся и страшно побледнел. Говорят, что он видит видения и имеет поддержку свыше, - сказала женщина про себя. Оружие и богатство - пружины власти, которой я добиваюсь, а ты - разве ты не того же ищешь, смелый Риенцо? Неужели для тебя довольно нечистого дыхания пропитанной чесноком черни, завистливого шепота ученых или криков мальчишек, которые называют тебя патриотом и свободным человеком - слова, годные только на то, чтобы обманывать слух? Все это служит твоим орудием власти. Вдруг отдала. Она была еще тяжелая, в мглистом красноватом свете, перерезанная длинным, светлым облачком. И знай: если я попаду в беду и буду нуждаться в друге, ты будешь первым, к кому я обращусь. Да прибавилось бы, как всегда при всяком шуме, гуденье, секрет которого и направление, откуда оно исходило, еще никому не удалось разгадать. Эти романы при всей своей поверхностности лучше вписывались в литературу, определяемую творчеством Диккенса и Теккерея. Но, простите меня, вы равнодушно говорили об этой девушке; что может заставить вас отказаться от вашего права? - Имейте лучше мнение о моей любви и не забывайте приговора, произнесенного вашими устами. По мере того как Виола узнавала Занони, она открывала в нем тысячи вещей, которые увеличивали и делали более могущественным очарование, которое он производил на нее. Приказчик весь съежился и стал как-то тоньше и меньше. -- Утечка!. какие дураки, поверили, сунулись,-- теперь ищи их. - Что ж - напиться!. Тот сидел в середине стола и смотрел на оратора с величайшим вниманием, изредка поправляя очки. Он еще из пролетки, когда лошади, махая головами, остановились у волостного правления, нахмурившись, оглядел собравшуюся толпу сквозь пенсне. Если же он заговаривал с каким-нибудь сомовским рабочим, подошедшим во время этого осматривания, то рассказывал ему, что у них тоже есть такая машина, только будет получше и побольше, вроде как двойная. Она смотрела на него, как будто ждала, когда он огля-нется. Кенелм Дигби был человек, которым может гордиться самое почтенное семейство, и при этом, как ты сказала, Маргарет, Кенелм Чиллингли действительно звучит недурно. И, хотя ему приходилось подтверждать самые противоположные мнения,

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 SU