раз. - Домик славный и, кажется, с полем и огородом позади. Раиса Владимировна едва не упала от неожиданного толчка. Виднелись лица, шляпы, картонки, баулы; мелькали и исчезали незнакомые новые глаза. И потому он остальное время проводил у баронессы Нины, которая была с ним грустно-нежна, как мать с неудачным, несчастливым ребенком, в несчастии которого она чувствует и долю своей вины. На курсы?. Бульвер написал еще несколько романов в духе "Пола Клиффорда" и "Юджина Эрама", но они уже не привлекли к себе такого внимания. Пизани обернулся, когда они вошли в комнату. Но все-таки он изо всех сил старался занять девушку и говорил почти не умолкая: - Я так понимаю, Нина Сергеевна, что вубовь довжна быть повная. Может быть, натурам с сильной волей постоянное общение с женщиной мягкого характера необходимо для тех случаев, когда благородство человека доказывается той легкостью, с какой его волю можно согнуть. И если даже он и не писал проекта, то все-таки где-то в глубине души копошилась обида, что его не попросили об этом. - Неужели? - серьезно сказал мальчик. И теперь казалось, что и кочегар видит впереди что-то страшное. Потом кто-то (не вид­но было за толпой) говорил выкрикивающим голосом речь, после чего закричали "ура" и стали махать платками и шляпами. Неожиданная мысль, что, быть может, он преувеличил произведенное впечатление и Нина в душе смеется над ним, обожгла его.. Они шли, и оба удивлялись тому, что открывали в себе как раз то, что с общепринятой точки зрения было бы дико, недопустимо, но им сверх ожидания казалось так просто и естест-венно, что было радостно и приятно сознавать это. Мое слово служит законом для тысяч. - Моя любовь к тебе отняла у меня мое могущество. Львов долго смотрел в ту сторону, потом, не будучи в состоянии бороться с охватив­шей его вдруг усталостью, сел на ящик у колеса пушки и задремал. "Я нездоров.. Пока пили первые рюмки, разговор шел о том, где лучше пить, какое когда вино нужно упо-треблять и чем закусывать. Потом встал, ероша жидкую светлую бороду, подумал о чем-то и опять сел. Командующий фронтом Жилинский был недоволен Самсоновым за его нерешительность, слал ему раздражённые телеграммы. Измученная жестоким беспокойством и бесконечным сомнением, она, однако, оставалась все в той же комнате. Это не тори победили вигов, когда Питт распустил парламент. И поднял попик сухенькую ручку. Во главе отряда на статном коне ехал Стефан Колонна. Этот разгром и сор испортили всю картину, которая рисовалась в его воображении.. - Какое? - спросил певец. -- Черт её знает, где-то на востоке. Она поднялась, махнула Глиндону рукой в знак прощания, и через неподвижный воздух до него долетел чистый голос Виолы: - До свидания, Кларенс, я прощаю тебя! До свидания! Он хотел отвечать, но голос изменил ему; для него Виола была навсегда потеряна. Статьи, посылавшиеся им из-за границы

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 SU