силе, которая дарует душе способность утонченного ясновидения, дарует ей крылья духа, с помощью которых она способна достигнуть любых сфер и миров. Подите сюда, я буду защищать вас! - сказал карлик около четырех футов ростом, взглянув на гиганта [7].. Скоро расшатает оно неподвижные устои философской мысли.. Он кончил, погладил около себя сукно на столе и откинулся на спинку кресла, поправляя наехавшие на кисть руки манжеты. Выслушивая на ходу и давая лобызать свою руку, он ни на минуту не останавливался, медленно и упорно шел к раскрытым дверям храма среди тесной толпы. Мальчик вздохнул. - Это Чекко дель Веккио! - вскричали ближайшие из толпы, которые заметили это промедление и его причину. Он знал, что Четырева многие считают выше Николаева, но никогда не мог бы допустить мысли, что для Николаева это может иметь какое-либо значение. Грудь миссис Боулз, этой английской Юноны, вздымалась от негодования, на лице появилось надменное выражение, которое очень шло к ее орлиным чертам, но она все же безмолвно повиновалась. Пристав остановился в нерешительности. -- Все по-прежнему рыбу ловят? -- Да, они, брат, у меня молодцы на этот счет. Решено было каждому взять по одной перчатке и, надев на руку, делать вид, что всё обстоит благополучно. Никого не насиловать, не кричать, не жаловаться на мужиков, например. На западе сбегали последние тучи и как будто всё больше и больше открывали свет. Будучи серьезнейшим из смертных, Кенелм, однако, не был застенчив... Лягушки неумолчно, на тысячу голосов, кричали в болотах, и казалось, что все они там сошли с ума от радости. Солдаты стали залегать. Ему всегда было неловко приглашать играть, потому что казалось, будто он уже всем решительно надоел своим вечным бильярдом и что только из деликатности соглашаются с ним играть. Солдаты стояли вокруг и молча смотрели на него странными, как будто ожидающими лицами. Луна, как царица, стояла над спящим городом. Ее прислужницы были засыпаны подарками и записками, и ночью под ее окном раздавались жалобные серенады.. И долго в мглистом свете луны виднелись колеблющиеся фигуры, черные крупы лошадей и слышался веселый смех. е. - Сам Филипп Валуа не имеет такого помещения! - прошептала Урсула. Награжден! Нет! Вся благодарность, вся преданность должна быть выражена с моей стороны! Покраснев опять, но уже от совершенно других чувств, нежели прежде, Ирена после минутной паузы отвечала: - Однако, синьор, я должна понимать всю важность услуги, о которой вы говорите так легко. Она ходила, обняв за плечи тихую, сделавшуюся точно прозрачной Ирину, из комнаты в комнату и точно прощалась навсегда со всем, что ей было мило и дорого в этом старинном столетнем доме, с его теплыми антресолями и торжественными дверями. Мужайтесь и будьте счастливы. Хотят ее культурой обтесать да прилизать -- нет, ошибаются. Но его жена принадлежала к благородной фамилии, бедной,

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 SU