и пустотой, в которой были только они, их тянущиеся друг к другу сильные раздраженные томящиеся тела... Теперь, когда отказались от борьбы за землю и перед глазами у всех в настоящем были только тощие поля, почерневшие избы с худыми крышами да непочиненные мостики и колодцы, -- приятно было сидеть и говорить о том, какие чудеса бывали прежде. "Я чувствую заразу, - думал он со страшной тошнотой и с содроганием, с которым природа всегда борется против смерти, - я чувствую, что пожирающий и невидимый недуг овладел мною, я погибну и не спасу ее; и мы будем лежать не в одной могиле!" Эти мысли быстро усилили болезнь, которая начала им овладевать; и прежде чем он вошел в город, сознание его начало путаться, он стал бредить и шел, бормоча прерывистые и несвязные фразы. Минуту Нина боролась, потом охватил? его шею руками. Все же, будучи жаден, он по крайней мере не бесчестен. Религией была проникнута каждая минута ее жизни. Религия творческой воли. - Нина, я не хотел!. Митенька вдруг почувствовал боль в зубах; девушка остановилась перед ним и потрогала пальчиком его щеку, как бы ища, нет ли опухоли. - Меня мать мучает! - страдальчески сказал он. И было стыдно при мысли, что барыни могут принять его за верующего и подумать, что он пришел за советом или предсказанием. Лиза молча смотрела себе под ноги и чувствовала, как странно, сладко и страшно дрожат у нее ноги и руки и как щемит в груди. Что касается Мерваля, то он казался воплощением раскаяния и вины, принесенных в жертву мстительной раздражительности. Его несколько раз стаскивали с тумбы, не давали выступать, но он, разгорячённый своей речью, казалось, ничего не способен был понимать и через пять минут опять вскакивал на другую тумбу. Лили, не удивившись его появлению, повернулась, но задумчивое лицо ее - что бывало очень редко - не просияло. Фу, какая гадость, какая мерзость!. но я бы пешком пошел за вами, если бы знал, что.. так и умирай, как жил? Как будто и не стучался? Го-го! И пить - умереть, и не пить - умереть! Нашли дурака, как же! Энто кой-кому лучше не надо! Голос у него стал какой-то гокающий, нахальный и пустой. Однако она взирала на меня так, будто это возможно; из чего следует, что никогда не надо доверять ни женскому сердцу, ни женским взорам. Один его вид достаточно указывает на всю грязь его души. - Подумаешь, какое благородство!.. Я знаю, Вам не покажется смешным, если я скажу, что меня ужасно тянет попутешествовать. По утрам она молится, долго стоит перед святым углом, смотрит иногда, забывшись и разведя бездумно брови, в окно, чешет под платком и в промежутках, спохватившись, крестится. - Избит камнями! Один из них погиб? - Да, синьора. Берегись, берегись! О чем ты думаешь, Мейнур, оставляя своего ученика на двадцать четыре часа во власти этих диких горных кошек? Проповедовать пост и возвышенное отречение от чувственного соблазна! Это хорошо для такого

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 SU