Ринальдо ди Орсини? Джанни Колонна, неужели ваша рыцарская доблесть дошла до этого? - О, - продолжал Риенцо с глубокой и патетической горечью, - о, синьоры, неужели ничто не примирит вас ни со мной, ни с Римом? Какой был мой грех против вас и ваших? Уволенные злодеи (подобные вашему наемнику), срытые укрепления, беспристрастный закон. - Вы приехали вовремя, чтобы помочь нам своим, хорошо известным, военным искусством. Чем будет Кларенс Глиндон в сорок пять лет? Еще вопрос, который я предоставляю решить вашему честолюбию. - Ловок же ты! Я скажу тебе его имя. К счастью, в этот вечер в Сан-Карло не было спектакля.. - Молчи, моя нежная fleur de lys! Ты много дней не видала никаких забав; я хочу убедить тебя, что гм все еще прекраснейшая дама Италии и всего христианского мира. Честное слово - не шарж! - Ска-ажите! - протянула роскошная блондинка. Точно холодная тяжесть ударила Ланде по голове. - Понимайте как хотите, - сказал певец, улыбаясь и вздыхая, - но я не выразил словами и половины того, что было у меня в мыслях, и так удачно, как это получилось у меня в альбоме. Клетка была величиной с небольшую комнату. - Именно поэтому я так ему и завидую. Вылезайте, зайдем на минутку к Владимиру, -- прибавил он, выпутывая ноги из-под горшков и сена и обращаясь к Федюкову и Митеньке. Она ничего не могла понять. Общественное мнение, возбуждающее или удерживающее плебея, есть мнение плебеев, т. - Ну, а наши как?. Он нигде не был, зашел лишь к леди Гленэлвон и обрадовался, услыхав, что она еще в Эксмондеме. . Но если я и сказал подобное, то что из этого? - Сэр, я согласен с вами. Мы идем на смерть, и только жизнь покажет, нужна ли была наша смерть.. ГЛАВА IV Расставшись с мистером Летбриджем, Трэверс быстро зашагал в уединенную часть сада. Вы можете проехать, куда найдёте нужным, и чиновник вам всё покажет. Эти сёстры были большею частью некрасивы, по-домашнему одеты. А я живу, верю, сам ухожу от. Какое преступление он совершил, что заслужил такой суровый и презрительный тон? Разве это было так преступно - находить удовольствие в улыбках и взглядах Филлиды? Разве сам Занони не признавался в своей любви к Виоле? Разве он не увез ее, чтобы сделать из нее свою подругу? Глиндон никогда не спрашивал себя, существует ли разница между высокой, одухотворенной любовью и чисто инстинктуальной. - И почему должны убить именно меня. Какие величественные развалины! Какой восхитительный вид! Глиндон в восторге остановился и взглядом художника осматривал окружавшую его местность. -- Я, брат, этих козявок заграничных не особенно люблю, -- сказал Владимир, глядя, как Петруша нерешительно, точно что-то подозрительное, расковыривает омара. О Виола! Твоя невинность хранит тебя! Ты, которую блаженство человеческой любви отгородило даже от мечтаний об эфирной бесплотности душевной

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 SU