- Если бы я был призван к вам на помощь - призван, заметьте, и прощен папским легатом за мои прежние грехи (они тяготят меня, господа), то я сам бы охранял ваш город от чужеземных врагов и от гражданских смут, моими храбрыми воинами... - Я знаю. Его век - век наживы, надо идти в ногу с веком. На него глянуло синеватое бледное детское лицо с сухими растрескавшимися губами и тусклыми, невидящими глазами. "Вот тебе", - возразил он. Собравшиеся насторожились и нерешительно поглядывали на Алексея Степановича -- что он? -- Ну, значит, по-дурацки рассуждали, только и всего,-- сказал спокойно Алексей Степанович, натягивая за ушки голенище сапога. Но между ней и убийцей явилось видение, которое казалось пришедшим с того света, существование которого отвергали оба. Митенька упал духом. Не подлежит сомнению, что мой отец такой же несовершенный эмбрион, как и все присутствующие; и, подумав, вы, конечно, скажете, что это очень мало говорит в его пользу. Чем только живут эти люди, подумать страшно! Но в это время дверь кабинета распахнулась и на пороге показалась представительная, невысокая фигура генерала с орденом на шее. ГЛАВА XVII На следующий день миссис Кэмпион и Сесилия сидели на веранде. Плечи его все еще вздрагивали от возбуждения. Он, наконец, и не Житников, который боялся бы, что у него неприятель отнимет землю, потому что земля и так задавила его.. -- Да, я люблю его и нашла наконец свое счастье, -- но ведь два сразу.. От ответа на этот вопрос зависит все.. - И Колонна передал какой-то свиток своему родственнику. Идем отсюда! - Помогите мне перенести его куда-нибудь, посмотрите, он лишается чувств, он шатается, он падает! Помогите мне, милая синьора, во имя сострадания, ради Бога! Но попав под влияние эгоистического страха, овладевшего всеми в это несчастное время, старшая из двух женщин, хотя от природы добрая. Что будет потом - дело другое!. - Генерал, идите сюда! Нам без вас скучно! Старенький генерал, с широкими красными лампасами и сморщенным розовеньким личиком на тоненькой цыплячьей шее, не прикрытой узенькими седыми бачками, поволакивая ножки, подбежал к ним. - Но если бы было возможно остаться навсегда молодой и красивой до тех пор, пока весь мир вокруг нас воспламенится, как громадный погребальный костер? - Мы будем такими, когда оставим этот мир. Анджело подошел с несвойственной ему застенчивостью, потому что Риенцо от природы имел величественную осанку, а со времени достижения им власти она, естественно, приняла более важный и строгий вид, который внушал невольное благоговение всем приближавшимся к трибуну, не исключая и посланников владетельных особ. У Житниковых садили овощи, прививки, возили навоз. - Поцеловать? - воскликнул Чиллингли Гордон, отодвигая свое кресло назад. Но теперь ему казалось, что он не переставал любить ее, и это было потому,

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 SU