Риензи. -- Хотел было я тебе показать свою дачу, но, видно, не судьба. Было весело, точно построили игрушечную крепость, и каждому хотелось еще что-нибудь придумать, устроить, улучшить "свою" баррикаду. Это выше нас; прикладывая свою мерку, мы только убиваем душу. Ланде прижал к себе навзрыд плачущего ребенка и смотрел ему навстречу огромными гневными глазами. - А теперь, - прошептала Ирена, - теперь, когда мы встретились... Но профессор никогда не мог догадаться меня заменить.. Менее значительным нобилям было очень приятно слышать нападки на тех и других. - Я довольно стар, чтобы быть тебе даже дедом; а что касается до остального, то скажи пославшему тебя, что я не приготовлен к смерти и не буду приготовляться! Я решил жить еще двадцать лет и даже дольше, если только не умру от холода в эту проклятую ночь. Меня тоже постоянно преследовало леденящее предчувствие. Я не могла вылечить ее, как ни старалась. - Что? - переспросила мать, улыбнулась и сказала: - Глупый ты еще у меня, как ребенок, хоть и борода уже выросла. И Павел Иванович, никогда не видя в глаза ни одной из этих подруг, как-то свыкся с их таинственным существованием.. Куда ни посмотрю, - одни звери кругом!. Мне это плохо удалось. Соединить все эти достаточно разнородные, хотя и не противостоящие друг другу тенденции было, разумеется, делом нелегким. Где твой хозяин? Собака как будто бы поняла вопрос, потому что повернула голову, и Кенелм увидел под липой, вдали от тропинки, человека с альбомом в руках, очевидно, занятого рисованием.. Днем все копались в сарае, на дворе или выходили на задвор-ки, чтобы постоять там, потрогать какую-нибудь старую телегу, которая валяется уже третий год, посмотреть на небо и, почесавши спину, снова вернуться в сарай. Потом подходили ближе и, не отнимая лорнетки от глаз, тут же обменивались впечатлениями на французском языке и даже обходили койку кругСм, как барышник обходит при покупке сомнительную лошадь, в то время как раненый, прикрывая ноги халатом, испуганно водил глазами за барынями, не понимая, что они с ним собираются делать. Здесь пышность, блеск и более чем царское великолепие жилища трибуна составляли сильный контраст с патриархальной простотой, которой отличалась его судебная палата. - Я знаю наверное, что мой ум еще не развит и никогда не разовьется вполне на сей земле. Но потом против всякого ожидания сказала совершенно спокойно: -- Я знала это. При этом известии девушку охватил смертельный ужас: ей показалось, что он уехал навсегда, и больше она его не увидит. Все сели за стол. - Прости меня, - сказал он, - моя любовь сделала меня самонадеянным, а между тем эта любовь и сочувствие к тебе, бедное обманутое дитя, - только одни они могут заставить меня изменить доверию человека, на которого я смотрю как на брата. Он старался только об одном: чтобы сделать всё как можно лучше. Все утро Глиндон был погружен в новое для него чувство блаженства..

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 SU