громким голосом и со всем энтузиазмом, которым вдохновила римского юношу слава павшего трибуна, он услыхал позади себя вздох. В руках у нее была ветка белой сирени.. - Ну, так знайте. Выйдя в кулуары, они смешались с толпой членов парламента, которые после речи Гордона тоже покинули свои места, чтобы поговорить о ее достоинствах у буфета с апельсинами и содовой водой. За границей было то же. Взгляд, хмурый и мрачный, однако пронизывающе острый, полон сосредоточенной энергии, явно контрастирующей с хрупким и немощным телом и зеленоватым цветом лица, свидетельствующим о постоянной тревоге и нездоровье его владельца.. XXIX Авенир, уйдя от работ Общества, сначала храбрился, говорил, что он доволен, что он отстранился.. Ланде, как будто думая о чем-то другом, просто сказал: - Все равно, отдавать, так все. - До свиданья, Николай Николаевич! - сказала Лиза, протягивая руку. Казалось, что он мстил ей за что-то, и видно было, что сам страдал какой-то невысказываемой мукой. Виола получила роль и выбрала свою оперу. Баронесса с грустной нежностью посмотрела на него. Разумеется, его знания не исчерпывались вычитанным из книг - слишком значительные события совершились на протяжении его жизни. Кенелм.. Подлецы! Да, запросите опять Тринадцатый корпус, где витает Шестой. Все с облегчением засмеялись и уже открыто стали глумливо поглядывать на Софро­на, который чувствовал, что теряет свой авторитет, и растерянно оглядывался. Но сейчас же вспомнил бы об исторических условиях, о связанности и подавле-нности народа и немедленно взял бы назад свои слова о бездарности. Корнет встал, покорно подал ей руку, и они пошли.... Одна река народа вливалась на Тверскую со стороны Моховой, другая -- со стороны Охотного Ряда, но останавливалась, запруживаясь, так как вдоль Тверской стояли цепью рабочие и студенты, а особые распорядители в самом начале улицы, останавливая поток толпы, кричали: -- Товарищи, идите по тротуарам, не запруживайте улицы. Авенир поднял при этом руку, выдержал мучительную для слушателей паузу, и, ког­да лица всех напряжённо вытянулись в последней степени любопытства, он броском опус­тил руку и докончил фразу: -- . На месте их виднеются то кучи мусора и битых кирпичей, то постоялый двор проворного купца, который успел срубить и старый липовый парк, и веселую березовую рощу на бугре. -- Так точно, ваше благородие! -- бодро ответил высокий человек с испачканными тестом по локоть руками. значит, в четверг приедешь? -- Приеду, -- сказал Валентин. - Синьоры, - сказал трибун, - вы нарушили законы Божеские и человеческие; но Бог учит человека милосердию. Но я нахожу, что многие, особенно профессиональные критики, предпочитают поэзию, которая, по-моему, дурна, той, которую я считаю хорошей. Розенкрейцеровская мудрость добывается на пути развития _точного ясновидения

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 SU