чёрный студент, с безразличным лицом, на котором никогда не появлялась улыбка, продолжал стоять у окна и просматривать книгу. Где она?. На ночь спускали собак, и они, как волки, бегали по двору и лаяли на всякий шум. милого, светлого, чистого. В эту минуту, к счастью для всех - особенно для читателя, потому что Кенелм уже сел на своего конька: различие между психологией и метафизикой, душой и умом, с научной и логической точек зрения, - в комнату вошла миссис Кэмерон и спросила его, как ему понравилась картина. Они ночевали даже в сараях. -- Всякое личное самоусовершенствование, друг мой,-- реакционная ерунда,-- сказал Черняк, положив руку на плечо Савушки. Это такая гадина!.. -- Может, последний раз и выпьешь-то,-- говорили они. Прикрыв лампу рукой, Ирена подкралась к постели, в страхе, чтобы этот звук и внезапный приход беккини не разбудили спящего.. Потом вдруг почувствовал, как на его плечо легла ее маленькая теплая рука, такая родная, если бы только чувствовать любовь к ней. Этот мостик был каким-то наказанием божьим. Хотя при попытке сделать обыкновенно с первых же шагов оказывалось, что он так нарабо-тал, что знающему человеку, призванному поправлять, оставалось только покрутить головой.. Но разве поэт, который ничего не изучает, кроме человеческого сердца, не более великий философ, чем все остальные исследователи природы? Знание и атеизм несовместимы. До сих пор в моих странствиях я не приобрел большого знания света. Миссис Кэмерон и Эмлин отделяли его от Лили.. Это всё равно, что самого себя стараться поднять за волосы. Я строго буду взыскивать, господа, если увижу такую картину, как в начале похода. Можешь?.... В том возрасте, когда нам кажется, что мы не можем умереть, как ярко и сильно все, что создается нашим сердцем! Наша юность похожа на юность земли, когда леса и воды населены божествами, когда жизнь безумно кипит, но производит одну красоту, все ее образы - поэзия, все ее песни - мелодии Аркадии и Олимпа. Но, - добавила Лили, - от фамилии Монфише не осталось ни одной буквы. - Это едва ли может случиться с вами, мистер Чиллингли. Тогда разве не являлись все действия Мейнура по отношению к нему за последнее время сознательной провокацией? По мере того как эти мысли проносились в его голове, он начинал глядеть на Мейнура как на устроившего ловушку, нарочно на его несчастье, или как на обманщика, который знал, что не мог осуществить внушенных им больших надежд. Мои свободные суждения о тех и других, сообщаемые корреспондентом, который разделяет Ваше уважение к анониму и никогда не откроет своего имени, должны быть неоценимы для "Лондонца". - Ах, Адриан, Адриан, когда ты остепенишься, - сказал Стефан, важно поглаживая свою седую бороду. -- Что я с ними буду делать? Ну, пойди к ним, скажи, что меня задержали, я сейчас выйду. Вспомнили его отца и даже деда и в них нашли только одно хорошее. Когда Анджело произнес эти слова

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 SU