Только выйдя в сад, она вспомнила все, что было, и пережила такое страшное потрясение, что одну минуту ей казалось, будто она умирает. Митенька Воейков увидел среди поля плоскую крышу дома с стеклянной вышкой. LIV Графиня приняла гостей в маленькой угловой гостиной с мягким большим диваном, такими же креслами с сильно отлогими мягкими спинками и бездной мелких вещиц на тонконогих столиках и этажерках, покрытых черным китайским лаком. - Велел нашим свинопасам искупать его во рву и отвести ему на ночь жилище в тюрьме, чтобы просушиться. Я мало вижу его. - Странное сходство! - сказал он задумчиво и грозно. Черняк перепрыгнул через него. Но довольно об этом. - Да, я это вижу по твоему лицу, но почему ты обвиняешь меня в этом? Разве я не предупреждал тебя, чтобы ты боялся стремлений твоего собственного духа? Разве я не советовал тебе остановиться? Разве я не говорил тебе, как много в испытании ужасного и непредвиденного? Разве я не был готов отдать тебе сердце, вполне достойное, чтобы удовлетворить тебя, когда оно принадлежало мне? Разве не сам ты бесстрашно выбрал опасности посвящения? Ты свободно избрал Мейнура в свои учителя и его науку для изучения! - Но откуда явилась у меня ненасытная жажда этого странного и ужасного знания? Я не знал ее, пока твой недобрый взгляд не упал на меня и не завлек в окружающую тебя магическую атмосферу! - Ты ошибаешься. Философский камень и тот не казался химерическим видением некоторым из самых знаменитых химиков нашего века. -- До того дошло, что уж податься некуда, -- сказал скорбно Андрей Горюн, сидевший босиком на бревне. Митрофану, очевидно, не могла прийти та, в сущности, несложная мысль, что сломанные двери надо чинить. Андреев принес из передней какой-то сверток, отпер шкаф и осторожно, как стеклянную вещь, положил его на полку.. Ему всегда было неловко приглашать играть, потому что казалось, будто он уже всем решительно надоел своим вечным бильярдом и что только из деликатности соглашаются с ним играть. * * * Федюков, оставшись после внезапного отъезда Валентина и приняв к сведению его слова о роме и портвейне, стоявших в шкапу, поставил две бутылки на стол и, усевшись поудобнее, начал отведывать то и другое. -- Тогда готовый купить, в две недели бы разбогатеть можно, -- замечал Николай-сапож-ник, постоянно томившийся жаждой разбогатеть в две недели. Митрофан ходил по двору среди развалин, присаживался на бревно, курил трубочку, как бы обдумывая дальнейший план, и все поглядывал в сторону ворот. Дожидаться ночи, когда огни в окнах дома гаснут один за другим, потом сидеть украдкой на террасе и, глядя на ее завешенное окно, прислушиваться, все ли легли спать, волноваться, что долго не ложатся. -- Нет, это удивительно, что ведь здесь совсем нет какой-то глупой влюбленности, -- сказал он, -- а это. Я в шкуре другого человека, ибо что такое шкура, как не одежда

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 SU