над повестью о детстве, но заканчивает ее лишь через 17 лет -- в 1920 году. Послышались шутки, смех, женские восклицания. А после пожара, прицепив себе на спину холщовые сумы и взяв в руки высокую палку, шли колесить по большим и проселочным дорогам, выпрашивая милостыню на погорелое место и рассказывая, как у них загорелось, как прибежал сынишка и крикнул: -- Матушка, горим!. Герольд, объяви позыв вне церкви подробнее и формальнее по данной тебе бумаге. -- И кому это нужно? -- спросил задумчиво солдат с завязанным глазом. Помните о ребенке.. А между этими криками слышалось ровное, дружное гуденье откуда-то сзади... А с вашим умом, с вашим образованием, вы, родившаяся для высокого положения, более всех женщин могли бы с гордостью делить волнения его карьеры и радости его успехов. Твои дни и ночи наполнены теперь только теми видениями, которыми счастливое сердце убаюкивает воображение, чуждое зла. Легкая улыбка промелькнула на губах Ирены, и Адриан услышал, как забилось его сердце, когда из этой улыбки и из этих потупленных глаз он вывел для себя благоприятное предзнаменование. Я еду за границу. В пору возрастающего волнения Анджело Виллани приехал в Рим. Он никогда не оста­вался без дела: или писал листовку, или инструктировал кого-нибудь, или готовился к до­кладу. Только какая-то смелая мысль, какое-то глубоко задуманное злодейство, имеющее для него большое значение, могли заставить этого бандита открыто явиться в итальянский город, земли которого он опустошал огнем и мечом несколько месяцев назад.. А дешевенькое кольцо с бирюзовым сердечком было уже на пальце Лили, и они сидели с полчаса почти молча, но беспредельно счастливые, хотя никто из них не произносил никаких клятв. Главные пружины "движущей силы" - нужда и честолюбие. Бледный свет утра скользнул по ее чистым линиям и затерялся в мягких тенях полной пышной груди...-- Сваливали бы уж прямо сюда,-- обратился иронически он к привёзшему санитару и, кивнув на могилу, подмигнул. - Я узнал о заговоре, неважно каким образом, и помешал его исполнению.. Теперь, думал великодушный и благородный влюбленный, она может быть моей без вреда для моего имени. Ты знаешь, у меня перед ним постоянно внутренний страх. Арсеньев долго говорил о том, что такое писатель. ОТ СЭРА ПИТЕРА ЧИЛЛИНГЛИ К КЕНЕЛМУ ЧИЛЛИНГЛИ Мой милый мальчик, ты недостоин быть Чиллингли, в тебе течет слишком теплая кровь. Потом порывисто повернулась и, уже совсем не владея собою, изо всех сил хлопнула дверью в свою комнату.. Его красивое взволнованное лицо было совсем близко и руки почти касались ее колен. Не обращая внимания на гостей, стоявших посредине двора, они бросились в огород, захватив по дороге поднятые у завалинки кирпичи.. - Я понимаю, - продолжал сэр Питер со своей обычной кротостью, - что после четырнадцати лет бездетного супружества появление у нас этого

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 SU