волнения настоящей минуты придали еще более красоты. Остались только два голоса: один робкий, печальный, как у страдающего ребенка, другой - жестокий, неверный и требовательный. Потом, сплюнув, отошел от нее. не упал. Прошу меня простить. Иногда кажется, что желаешь чего-нибудь со всей страстью, с исступлением, пока у тебя нет этого. А трудно будет сначала.. - Мне ничего не угодно. И, может быть, она, забыв о себе, о своем самолюбии, о своей обиде, должна это принять кротко, без ропота. Корнет взял ее руку и сейчас же выпустил. Он вспомнил Марусина и Четырева и с холодной грустью представил себе их непримиримые, далекие, что-то свое, ему непонятное, знающие души. Ты должен его бояться более всего тогда, когда ты его не видишь. -- Сюда, сюда, пожалуйте, -- сказал Житников, показывая направление, ближайшее к собаке.. Но скоро настал день, когда он вернулся к этому разговору. Потом, взяв билет до Царского, поехал к Лазареву. - Что там такое еще? - сжимая кулаки, спросил Лавренко сквозь зубы. В головах стоял простой крест, а вокруг шла узкая кайма цветов. XXXII Графиня Юлия принадлежала к тому разряду светских женщин, которые с тонким изяществом наружности соединяют глубину и тонкость души, боящейся всего грубого и слишком земного. -- И стадо, как же! -- крикнул Петр Петрович, протягивая к Дмитрию Ильичу руку с трубочкой, которую он собирался закурить.. Вполне ли ты уверен, что ничего не сказал и не сделал или взглядом не вызвал чего-нибудь способного внести горе в дом, где тебе оказывают гостеприимство? Какое право имел ты эгоистично ныть, не думая, что слова твои воспринимаются сострадательными ушами и что подобные слова, услышанные девушкой при лунном свете, могут возбудить в ней жалость и нарушить ее спокойствие? Стыдись, Кенелм! Стыдись! И это - зная планы ее отца и зная в придачу, что ты не можешь оправдываться желанием завоевать любовь этого прелестного создания. - Побойтесь Бога! - вскликнул Ланде. В маленькой комнате рядом с передней, где стояла стеклянная горка с посудой и медный умывальник с тазом за дверью, помещался главный склад настоек. Нечего сказать, уединение, достойное мудреца! Я трепещу за вас. - Ты не можешь себе представить, до какой степени эта вещица сделала меня ревнивой к твоему прошлому, Занони! Это какой-нибудь залог любви, без сомнения? Но нет, ты не любил ту, которая тебе его дала, так, как ты меня любишь, хочешь, я украду у тебя твой амулет? - Дитя! - нежно сказал Занони. Необходимо познать их, ибо лишь таким образом можно их преодолеть.. - Занони вдруг остановился, потом прибавил с холодной улыбкой: - Но этот разговор ни к чему не ведет, кроме бесполезной траты вашего времени и моего. Жнецы, завидев за бугром спелой ржи черный зловещий столб дыма, бежали к деревне, чтобы застать на месте ее обуглившиеся бревна и дымящиеся развалины.. Этот роман, впрочем, тоже

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 SU