чем просто Том Боулз, кузнец и ветеринар, нечто высшее, чем то великолепное животное, которое с ума сходит по своей самке и дерется из-за нее с каждым соперником; это делает и бык. - Ну, что ж?. -- Чёрт знает что! -- проговорил офицер, оглядывая ряды в крайнем раздражении и в то же время в нерешительности, как бы не зная, остановить движение колонны или нет. Он выбрал сироту самого темного происхождения, уродство и вид которого были для него сперва причиной сострадания, а позже причиной слепой и чрезвычайной привязанности.. Кто может осуждать его за то, что он оставил меня? Кто мог бы жениться на сестре мошенника? Кто захочет жениться на дочери мошенника? Кто, кроме одного человека, знающего ее тайну и хранящего ее; человека, который, не высоко ставя общее образование, помогал привить ей в ее чистом детстве такую любовь к правде, такую гордую честь, что, если б она узнала, какое бесславие сопровождало ее рождение, она умерла бы от тоски? - Кто вам сказал, что на свете есть лишь один человек, - с гордым выражением обычно кроткого лица вскричал Кенелм, высоко подняв голову, - только один человек, каковой сочтет девушку, перед которой хочет пасть на колени и сказать: "Хочу, чтобы ты была царицей моей жизни", слишком благородной для того, чтобы ее могли унизить грехи других, совершенные прежде, чем она родилась? Разве на свете есть только один человек, который думает, что любовь к правде и гордая честь - царственные качества женщины или мужчины, хотя бы предки этой женщины или этого мужчины были пиратами, такими же необузданными, как предки норманнских королей, или бессовестными лжецами, когда дело шло об их выгодах, какими были венчанные представители фамилий, столь заслуженно знаменитых, как Цезари, Бурбоны, Тюдоры и Стюарты? Благородстве, как и гениальность, - нечто врожденное. -- И, отвернувшись к спинке диванчика, уткнулся лицом за спиной Ирины в свои руки и не шевелился. И сквозь нежность к Нине, которая вдруг охватила его, пробилась животная досада: - Неужели она не понимает, как нужна мне. И поэтому в остальное время от ее ног всегда следы... Лицо генерала стало опять спокойно, и он, поморщившись, досадливо махнул рукой. - Там был только один человек, который, по-моему, стоит того, чтобы о нем вспомнить, - отвечала Нина, не заметив намека хитрой служанки. - Существует заговор против Свободы. Ну терпеть не могу этих штатских! Если бы я мог каждый день бить им рожи, я спокойнее бы был. -- Вот чертова порода-то! -- сказал Авенир. Пойду посмотрю.. Василий понял, что тут пришёл его момент.. Но франко-русская конвенция поставила непременным условием наступление на Восточную Пруссию на пятнадцатый день мобилизации, несмотря на то, что это наступление могло осуществиться более или менее правильно только на двадцатый день. Он проявлялся

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 SU