и повезли неизвестно куда. Теперь вы понимаете, почему мой отец, который чрезвычайно щепетилен в вопросах чести, перенес в темный угол портрет Арабеллы Флитвуд - своей прабабушки, но также и прабабушки уличенного мошенника. XIII Когда в наступившей синеве весеннего вечера над темными крышами пакгаузов показалось розоватое зарево, похожее на восход луны, молодой офицер вынул шашку, блеснувшую в темноте, и прокричал перед неподвижными рядами солдат: - Смиррно!. Увы! То, что для других так сладко, для меня не лишено горечи; я думаю о том, что скоро настанет час, когда этот сон станет непробудным, когда это нежное сердце перестанет биться, когда эти уста, шепчущие мое имя, будут немы. Таким и должен быть настоящий. - Нет, нет! Тайна должна была выйти наружу. А что касается мисс Трэверс, то, как только вы назвали ее сострадательной, вы привели меня в ужас. - Не может быть! Надо толкать. Скуп ведь, как цепная собака!. Там цыгане табором стоят, туда проедем. Кажется, все вещи мира у нее разделены на две категории: одни можно есть, другие жечь. Впоследствии, пораздумав над моими словами, вы поймете все. - Да, я уверен в этом.. Вдруг на крыльце дачи показался сам хозяин в русской рубашке с махровым поясом. церковь опирается на очень плохие колонны, - отвечал кузнец, намекая с грубым остроумием на любовь папы к дому Колоннов. Он каждый раз усиливал стон, когда мимо него пробегал санитар в испачканном кровью халате, избегавший встречаться глазами с валявшимися на асфальте платформы стонавшими, окровавленными людьми.. Внезапно один из якобинцев открыл дверь и, приблизившись к Робеспьеру, прошептал ему на ухо имя Герена. Ряды солдат расстроились, и расстояние между ними и дружинниками уменьшилось так, что уже стали видны мелькающие в огне и дыму, перекошенные солдатские лица, судорожные движения рук, заряжающих ружья, и копошащиеся на земле раненые. При нашем последнем разговоре в Эксмондеме ты рассказывал мне о негодовании Гордона-отца, когда мое появление на свет лишило его наследства. Тут Кенелм с воодушевлением заговорил о чужих краях и набросал план путешествия, которое могло занять несколько месяцев.. -- А когда ты Тита видел? -- спросил кузнец с тем же выражением человека, раздраженно-го запутанностью положения, обратившись к Фоме Коротенькому. И видели, что вместо прежнего окрика управляющего или старосты в усадьбах стояла пугливая тишина. в другом месте. Лорд Роналд спокойно стоял возле тела И вкладывал меч в ножны. Да ты понимаешь ли, о чем говоришь?... По всем лицам проскользнула нерешительная усмешка. Сам не выношу никакой дисциплины и других не снабжаю этой дрянью. - Аминь! - отвечал от всего сердца другой... Зарницкий остановился у камина, постоял немного, подумал и заложил руки в карманы,

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 SU