- грубо возразил инженер. У малютки был необычайно торжественный вид.. На коленях у нее лежала открытая книга, которую она, однако, не читала. Наконец Глиндон прервал молчание. Где-то далеко, за зелеными деревьями и кустами, разливавшими вокруг какое-то бесконечно зеленое море, насквозь пронизанное светом и тысячами удивительно отчетливых свежих звуков, горничная Чумаковых Василиса звонко прокричала: - Ба-рышня!. -- Постой, с лошадьми надо распорядиться. - Покорно благодарю, - ответил Кенелм, потирая синяки.. - У тебя - дело другое. Молодежь с некоторым любопытством смотрела на большую фигуру Валентина, так как знала, что он едет на Урал и живет с баронессой Ниной. Уайнинг говорит, что у нас близ города есть земля, которую можно продать со значительной выгодою, если будет уничтожен майорат. - Но вы, кроме стихотворчества, занимаетесь еще и рисованием? Копируете то, что называете природой? - То, что называю природой, - да, иногда. Кругом все было насквозь пронизано солнцем и жаром. Он не знал, какое выражение придать своему лицу, и потом мгновенно забыл об этом, когда перед благоговейно расступившейся толпой увидел того, кого так ждал весь этот народ.-- А, чёрт! Поворот пропустил. Он подвинулся со своим креслом ближе и оттеснил дворянина в куцем пиджачке, пристроившегося было около Павла Ивановича. так мне кажется, совсем еще нетронутый, и мне сейчас тоже хорошо с вами, пожалуй, совсем по-новому хорошо. Но прежде, чем он успел сообразить что-нибудь, произошло нечто, мгновенно и ужасно изменившее все вокруг. Если же она делала и то и другое, то во всем этом не было ничего целого, скрепленного одним общим смыслом. Большой. Я должен сделать это в кратких словах, потому что остается всего пять минут, а он, должно быть, человек пунктуальный. Где-то близко он услышал быструю прерывистую трескотню выстрелов, крик и молчание. Кто-то торопливо крикнул: -- Идёт! Поезд идёт! Толпа колыхнулась. Белые свечечки по-прежнему тихо светились в глубине мрака. Он похлопал себя по карманам, оглянулся и, вспомнив недоконченную мысль, добавил: -- И не только спокойно превратились в животных, а некоторые это уже превратили в целую философию и презирают всё то, во что прежде верили с такой непримиримостью и страстью. В особенности же жадно, с пробудившейся надеждой на собственное спасение, следил за игрой несчастный капитан, которому, очевидно, оставалось только пустить себе пулю в лоб.. Коровы на разгороженном лугу переставали щипать траву и таращили глаза на непривычных посетителей. - Ужин будет через десять минут, - сказал он, но немного погодя прибавил неодобрительным тоном, так как не хотел, чтобы его сочли чванливым: - Мы не ужинаем на кухне. В деревнях уже топились печи, дым прямыми столбами поднимался кверху и длинной полосой стоял над покрытой росой лощиной. И смех ее чисто и звонко

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 SU