он крепко спал. Николай почему-то мысленно отметил, что председатель Государственной думы, о независимости и достоинстве которого так много говорят, сидит перед ним с капельками пота на лбу... Но вошло оно без сомнения, без тоски и отчаяния, напротив, ему стало легко и свободно, как будто именно этим он стал на прямой путь, наконец, уже прямо ведущий к цели, и сердце его сладко сжалось, точно в предчувствии светлой радости. Лицо ее выражало не горе или стыд, но твердую решимость. Все были молчаливы и недоволь-ны. - А он, в сущности, ничего. С утра до вечера потоки вина лились подобно фонтану из ноздрей коня большой конной статуи Константина. Но натура Ирены слабее. - Ну, я не уверен, что оно окончательно решено. - жестко усмехаясь, сказал он в нос и, кривляясь, с преувеличенным уважением пожал руку Ланде. Запомните! -- Фу! Это чёрт, а не горчица! -- сказал Федюков, не ответив на первую половину фразы Авенира. -- Не порядок бы до работы-то пить. Этого не хотят бедные люди... Вот что, пойдемте сюда, -- она сбросила платок и, подобрав платье, как школьница, осторожно крадучись, сбежала по ступенькам в сад.. Ее окружали всякие козни, всякие искушения становились на ее пути; но ее добродетель выходила из них незапятнанной. За Максом кудрявая и смуглая девушка, похожая цветом лица и живостью на цыганку, по-видимому Сара, приветливо поздоровалась и сказала: -- А вы нас напугали стуком своей шашки. Когда выбрались на шоссе, то ещё больше увеличились давка и сумятица. Сам мальчик, когда Кенелм время от времени поглядывал на него, начинал казаться ему каким-то чертенком. Все испуганно оглянулись на лавочника, которого не заметили, и замолчали. Увы, еще не наступило время, когда достойные люди смогут служить своей стране без всяких опасений за свою жизнь.. - Никогда! Не такова моя судьба, я это чувствовала.. - витиевато, с явным внутренним упоением приготовленной речью, заговорил он. Последний вечер был каким-то бредом страсти. Хорошо! -- сказал Валентин с видимой завистью. Разве ты не видишь, что сейчас этот Ливенцов чувствует больше прав на существование, чем тот же Толстой? Такие субъекты мнят себя первыми фигурами и действительно имеют власть. Почему он уехал? Почему он не сказал ей ничего, даже не простился, не оставил записки? Неужели он не понял того взгляда, каким она посмотрела на него тогда, когда они сидели на скамеечке перед заходом солнца? Ей пришло в голову, что это новое для нее удивительное чувство тогда испытала она одна. Это удалось... - Пойдемте дальше. Ведра, например, из колодца все время таскал на веревке, шмыгая ею о край сруба, отчего веревки то и дело обрывались, а ведра шлепались в колодезь... Еще когда он был студентом, ему как-то пришлось в обществе красивых, чуть не поголовно влюбленных в него девушек сказать: - Лучше тридцать лет жить, да пить живую кровь, чем жить триста лет, да питаться мертвечиной. Когда я приехал, он был почти без чувств.

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 SU