когда они сели перед концом продолжительного своего разговора наедине. И чем ближе приближалась Дора к этой необходимости, тем острее было какое-то странное наслаждение. Нечистые тоже знали эту ночь и, кроме каких-нибудь самых безобидных шуток, ничего над народом не делали. Я сама не могла бы работать на его месте.. Боже меня избави! Но скажи мне - этот Риенцо, как ты думаешь: имеет он прочную и полную власть? - Фи! Благородный вождь, ничего подобного.. тут.. Он увидел перед собой зеленую лужайку, на которой рос одинокий вяз. Про него уже все знали, что работает он на оборону, то есть ускользнул от войны не хуже господ, поэтому каждый раз при его приближении опускали глаза: за него было стыдно, что он ходит себе, разговаривает, как будто ни в чём не бывало. На балконе остались только двое. - Если вы идете в Кромвель-лодж укладываться, позвольте мне проводить вас. -- О, как я их ненавижу, этих дикарей! -- сказал сквозь зубы Аркадий и прибавил угрожающе, как бы про себя: -- Ну, подождите, голубчики.. Побежденная сторона представляет меньшинство, а в меньшинств" всегда больше умных людей, чем в большинстве. Провансалец засмеялся и покачал головой. Митенька испытывал необыкновенно приятное чувство от того, что из-за него поднят такой шум. Вы видели ее только переодетой и в ложном положении. - Это мой любимый уголок, - сказала Лили, - много часов сиживала я на этой плите. Он никогда не спрашивал, кто эти щегольские студенты и офицеры, которые каждое лето, сменяя один другого, гостят у него. - Свыше! - хохотала девушка и уже смотрела прямо в лицо Мижуеву, с таким выражением, точно жадно ждала от него еще чего-то самого смешного. "Что он? Что теперь делает?. Риенцо увидел лицо женщины, которая смотрела на него сквозь страстные и блистающие слезы; почувствовал руки женщины, которая обнимала его колени. Некоторые из них были напечатаны на атласной бумаге и продавались на благотворительных базарах. - Что ж, если вы сомневаетесь в принципах моей партии, присоединяйтесь к другой. тогда лучше совсем не жить. Я еще не могу решить, хочу ли, чтобы оно дошло до тебя. "Ну, к чему это говорить. Ткачев привстал и наклонился к Ланде близко-близко, так, что его горячее дыхание жгло Ланде лицо, а темные мрачные глаза проникали точно в самый мозг. Сара сидела на постели, подложив под себя ладони, и смотрела в пол перед собой. Полагаю, не от косарей вы научились такому тонкому обращению? Может быть, я позволил себе вольности с тем, кто не мне чета? - О какой вольности вы говорите? - спросил вежливо Кенелм.. Мижуев еще раз дошел до конца набережной, где ярко горела кофейня, набитая гомонящими красноголовыми турками, и повернул назад. - Довольны ли вы, синьор? - спросил могильщик с торжествующим видом, обращаясь к Адриану. Он, нахмурившись, поклонился и отошел от стола, наткнувшись на кресло.

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 SU