и послали в главный совет двух депутатов.-- Ну, не будем говорить об этом,-- прибавил он и, обратившись к Митеньке, сказал: -- Да, ну что же, надо вас устроить. И речь персонажей, и авторская речь чрезвычайно просты, и кажется, что это вовсе не рассказ читаешь, а воспринимаешь кусочек жизни. Сесилия постоянно разделяла его обычные прогулки, посещения им крестьян или мелких арендаторов, где оба знали, что непременно услышат эпизоды из детства Кенелма, истории о его причудах или доброте, о сострадании или безудержной храбрости. С. Идем, я тебя познакомлю. Нина чуть-чуть отодвинулась, но Арсеньев силой придержал ее руку. Мелькали в памяти: светлые волосы, влажные глаза и мягкий чистый подбородок закинутой в смехе женской головки. Театры, Ницца, балы, туалеты, общество известных блестящих людей мелькнули перед нею, как сон, и она уже начала думать, что счастлива. Они продвинулись еще несколько шагов и остановились опять. Новое правительство отказывалось назначать в провинцию начальников, чтобы не давить на гений народа, сбросившего цепи и возродившегося к небывалой свободе, И когда из провинции приезжали старые и новые представители власти за директивами, они получали один и тот же ответ от главы правительства Львова: -- Это вопрос старой психологии. Он сел рядом с капитаном, напротив доктора, и каждую минуту, не скрывая это от хозяина, взглядывал на дверь столовой. Черняк слышал её голос как будто издалека, как будто в тумане, но нежный и ласковый звук этого голоса проник ему до сердца, и он с чувством какого-то успокоения закрыл опять глаза. Митрофан с своей тройкой поспевал за ними сзади в темноте.. Нина полусидела, полулежала на траве, царапая руки о жесткие, сухие иглы. Он только немного отвалился на спинку кресла и положил ручку на чернильницу. Потребности общения с людьми у нее нет никакой, и поэтому даже с любовником она всегда сидит молча. LVII Кузнецы провозились с коляской до вечера.. Зиночка не ответила ему. Ошибка. Но издали уже слышался быстрый гул приближающихся экипажей и чувствовалось, что сейчас в веселящийся городок прихлынет целая толпа новых людей, оживленных и обрадованных концом длинного скучного пути. Девушки неотступно следовали за Арсеньевым, а актер первый обратил на них внимание. Он не стоял, а почему-то двигался на небольшом пространстве между двумя столами, и оттого на первый взгляд казалось, что ему тесно и он терзается этим. - Ах, Нина! Даже твоя красота не выдержит этих бессонниц. Он упаковал чемодан, приклеил к нему билет с адресом Эксмондема и написал следующие три письма: Письмо первое МАРКИЗЕ ГЛЕНЭЛВОН Дорогой друг и наставница! Ваше последнее письмо я целый месяц оставлял без ответа. -- Уезжайте. - Ах, - сказал он, - я не могу не выразить мою

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 SU