как вы будете оттуда вылезать. Генерал Унковский со всей силой страсти переживал в это время своё новое увлечение, и его раздражали эти упорные люди, которые мешали ему свободно и беззаботно пользоваться жизнью. Велите сторожу приготовить тюрьму для его свиты. -- Разбираться в этом вопросе не наше дело, -- сказал, нахмурившись, Павел Иванович, -- это дело правительства. - Он оставил бы меня в самой ужасной нищете, и я все-таки не мог бы решиться обвинить его. Плешивый дворянин, строго нахмурившись, опустил глаза и ждал, как ждут люди чего-то исключительно серьезного, к чему они не могут относиться легко.. Свечи освещали только дальнюю часть зала, около рояля, а по стенам и в углах за цветами, где стояли диваны, был полумрак, и на потолке лежали огромные тени цветов. Было три часа - время, которое труднее всего убивать праздным светским людям. Готовилась возможность чего-то поистине грандиозного, возможность общеевропейской катастрофы. Когда на деревне узнали об этом случае с дровами, то улегшийся было взрыв добрых чувств подогрелся опять.. Несмотря на недостаток честолюбия, он по-своему любил власть, власть над людьми, имеющими власть, и в склонности к политическим интригам находил развлечение для своего весьма тонкого и деятельного ума. Что мы, кажется, и делаем. -- Ну, тогда идите сюда. Это я и сам мог бы сделать. Жена викария, очень умная женщина, как-то раз при мне выговаривала ей за это предпочтение, спрашивая, почему она так настойчиво окружает себя детьми, которые ничему не могут ее научить. Одному богу известно, сколько других знаменитых имен собирался Кенелм Чиллингли прибавить к этому перечню, если бы певец не перебил его: - Как!? Все эти великие живописцы были и поэтами? - Настолько хорошими стихотворцами - особенно Микеланджело, величайший из живописцев, - что они приобрели бы славу поэтов, если б, к несчастью для этого рода славы, ее не затмила сестра поэзии - живопись. А! Как сладок и печален был следующий день, когда ты научил меня остерегаться врагов. Хотите вы мне служить или нет? Если хотите, то вы не равный мне, а подчиненный, и должны повиноваться, а не приказывать; если не хотите, то я заплачу вам мой долг и тогда, - свет довольно просторен для нас обоих.. На самых демократических из этих сходок Чекко дель Веккио был оракулом и вождем.-- Разве мне шесть часов тому назад не принесли ноту с объявлением войны? Я прочёл императрице телеграмму. Но почему-то сказал, что написал и сейчас едет. Пройдет 1000 лет, ей все будет 17. Мне не нужно говорить, что это было лицо Гордона Чиллингли. Он продолжает жить, как и наука, которая интересуется только знанием, и не задумывается над тем, может ли знание принести счастье, и как человеческий Прогресс, проносясь сквозь цивилизацию, давит на своем пути всех, кто не смог ухватиться за его колесницу, - так вечно со своей каббалой и цифрами живет он, чтобы менять с

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 SU