занял свое место, в его позе были легкость и гибкость, говорящие о его силе, тогда как мощная грудь Тома придавала какую-то громоздкость всей верхней части его тела. Все некоторое время молчали и уже хотели было перейти к разговору о переделе, но тут Степан что-то сказал про свои хорошие места.. И это еще более заставляло молодого нобиля, мало склонного к дикому суеверию того времени, сомневаться в успехе планов своего собеседника. КНИГА ЧЕТВЕРТАЯ ГЛАВА I Прошло несколько более полутора лет с тех пор, как Кенелм Чиллингли оставил Англию. Их ловили бы повсюду, в лесах, в салонах, в комнатах для прислуги, в дортуарах пансионов, в классах гимназий и в монастырских кельях. Он въехал на широкий двор усадьбы с каменными конюшнями и чугунной доской на раките, в которую бьют сторожа, обходя ночью усадьбу... Тоже нечто вроде Митеньки Воейкова -- не могущий найти своей внутренней силы. - Ошибаетесь! Обе - метафизического содержания и сухи, как обглоданная кость. И она нашла эту тайну, но не так, как молодость открывает существо, которое она должна любить, а, скорее, как ученый, который после долгих бесплодных попыток схватить разгадку какой-нибудь научной проблемы видит истину, светящуюся издали темным и еще мерцающим светом. -- Баронесса, вы знаете, я презираю женщин за то, что они пассивный продукт своей пошлой среды, вы это знаете, но вы -- вы!. Разбросанные на столе вычисления привлекли его взгляд, но он сейчас же отвернулся от них со скукой и отвращением. Поэтому никто из присутствующих не задал ни одного праздного вопроса полковнику. - весь проникаясь неудержимым весельем, как когда-то, во время буйных мальчишеских игр, говорил Кончаев. - затопотали и захохотали вокруг. С несказанным мучительным наслаждением ему захотелось растоптать каблуками, уничтожить, как грязную мокрицу, это лицо.. Когда он обернулся к окну на стук экипажа и увидел Валентина с Петрушей, первым его движением было броситься через черный ход в сад, так как он испугался, что его опять повезут продавать эту несчастную землю. Он хотел заговорить, но она резко перебила его голосом так непохожим на ее обычный: речь ее звучала взволнованно и резко, как крик отчаяния: - Я только что собиралась к вам.. Митрофан посмотрел ему вслед и, с усмешкой покачав головой, сказал: -- Голова-то не дюже крепка. Она в последнее время нарочно стала мучить себя работой, точно хотела этим что-то заглушить в себе. Состояние Рима, - продолжал Альборнос, - можно описать в коротких словах. Он ехал, оглядывал-ся по сторонам на безграничный простор и часто говорил: -- Хорошо!. И в то же время между ними начался простой и обычный в этих случаях разговор.. Митенька, глядя на нее, ставшую чем-то невыразимо близким для него, вдруг вспомнил, что, может быть, он видит ее в последний раз.. - Теодор, отчего ты

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 SU