хотя бы в дипломатии, где, например, Талейрана могли бы отстранить за то, что он не знал иностранных языков, а тем более в армии, где нельзя было бы дать высший чин такому офицеру, как Марлборо, который не умел грамотно писать.. - Мой сын, мой сын! - кричал он. -- Знаешь что? -- сказал он наконец, как человек, пришедший к убийственному для его собеседника заключению. - А! - вскричал старый Колонна. - Глупая ты еще, Сонька!. - продолжал Арсеньев вздрагивающим голосом, - быть может, я готов плакать от нежности и жалости к вам, но я готов и на последнюю подлость, чтобы вы полюбили меня и принадлежали мне.. В дверях показался заспанный слуга, с лысиной и седыми бакенбардами, в накинутом сером сюртуке. По звуку его голоса можно было догадаться, как блестят у него глаза и горят щеки. Потом, тихо сжав его руку и ничего не сказав, быстро повернулась от него и пошла к костру. Он встал и дошел до наружной двери, у которой молчаливо стояла Джионетта. Федюков молчал и покорно стал вылезать из коляски, даже не спрашивая, почему оказалось необходимым остановиться. Прекрасно. Что-то тяжелое и давнее шевельнулось в нем. -- А ежели он мое достанет? -- Там, милый, этого нету -- свое да мое. Незримый холодный призрак тихо отступил и снял свою страшную тяжелую руку. Телохранители заковали Монреаля в цепи и при свете лампы, оставленной на столе, Монреаль увидел, что он не один: братья опередили его... - Разумеется, - подтвердил, Майверс.. - Что касается лошади и тележки, сэр, вы найдете в нескольких шагах отсюда конюшню Джукса.. Не плачьте так, вы, которая заботится о больных и утешает несчастных; я хотел скорее похвалить вас, чем сделать вам выговор. С размаху остановившись и поскользнувшись в траве, он пригнулся к земле, с секунду смотрел на Молочаева круглыми, дикими зрачками и вдруг бросился прочь по кустам с треском и шумом. [6] - Эдуарда III, в царствование которого начали проявляться мнения более либеральные, нежели какие господствовали в следующем столетии. И она, испуганно приложив руку к груди, даже оглядывалась, не видит ли ее кто-нибудь в этом состоянии. Скептицизм и самонадеянность - родные братья.. - Но если по возвращении она донесет на вашу жестокость? Дом, взятый силою, изнасилованная девушка! Подумайте обо всем этом; феодальное право, правда, еще не уничтожено, но даже Висконти не стоит выше закона. -- Ерунда! Я, братец, себя не стесняю и терпеть этого не могу, -- сказал Авенир. "Придет горничная и погасит", -- ответил он сам себе. - Нет, - отвечал поспешно князь, - если вы не хвалите вино, то Боже сохрани, чтобы мы угощали им своих гостей! Герцог, - продолжал он, поворачиваясь к одному французу, - Франция родина винограда; что вы скажете об этом бургундском вине? Хорошо оно перенесло путешествие? - Ради Бога, - прервал Занони, - переменимте вино и разговор. Халупу ни с

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 SU