дня, на голом полу... Я поднялся со своего места, решившись больше не играть, когда вдруг заметил Занони, с которым я перед тем познакомился и которому был несколько обязан.. Он остался на месте, не зная, что делать, и боясь взглянуть на кого-нибудь. Обрадовались и потащили меня на постель?. О, умоляю вас, если я ошиблась, скажите, что вы прощаете меня. Ко всему красивому, благородному и изящному она питала особенную ненависть." - с тоской подумал Луганович. Я уверена, что вы не женитесь без любви, и не думайте, что я льщу вам, если скажу, что мужчина, даже менее одаренный, чем вы, не может не добиться ответной любви женщины, за которой станет упорно ухаживать. Рита занимала большую квартиру в большом доме с бесшумным лифтом и толстым швейцаром в парадном. - Что-то непреодолимое - беспокойное чувство страха и надежды - вырвало у нее этот вопрос: - Но я вас увижу в Сан-Карло, не правда ли? - Спустя некоторое время по крайней мере. Он взял ее руку, заставил снова сесть на скамейку, с которой она встала, и сел рядом. Он сел на берегу реки, и скоро твердая поступь и величавая фигура его брата скрылись от его глаз за густой и меланхолической листвой. -- Все-таки что же тут страшного? Поехал и заехал куда-нибудь... Князь принял его с многозначительной улыбкой, на которую Занони отвечал вполголоса: - Иногда можно проиграть даже и с фальшивыми костями. Опять ей послышалось, что где-то тут, в прозрачном воздухе, неслышимые, но ясно звучат слова покойного Паши Афанасьева, как будто они навеки остались и живут тут одинокие, тихие и печальные, трогая в сердце невыразимо нежные и грустные струны. - Его дом, его адрес, скорее. - Трудно справиться с обыкновенной свиньей, но со свиньей такого рода совсем уж не сладить.. Если бы полгода тому назад поднялся вопрос о повышении платы и завод пошел бы на уступки, то и тогда они получали бы на тридцать процентов менее, чем теперь. - Мама, мама! - кричал он. От трупа шел тяжелый мертвый запах и странно и страшно мешался с тонким и сладковатым запахом вянущего папоротника, которым поросло это место.. -- А по два цветка не находят? -- спросил кузнец. Вы только послушайте. И это являлось всегдашним предметом шуток офицеров. Замолчал и Николаев, и краска выступила на его всегда смелом и мужественном лице. Теперь выслушайте меня спокойно. -- Передумали, значит? -- сказал спокойно Митрофан. Глеб, сидя в мягком глубоком кресле, досадливым жестом показал на свои ноги. - Боже мой! - вскричала миссис Мерваль. Это не были слезы слабости, но слезы, проистекавшие из более возвышенного источника; слезы, приличные воину, когда его оставляет войско, - патриоту, когда его соотечественники стремятся к своей собственной погибели, - отцу, когда против него восстают собственные, любимые им дети. Современный биограф Риенцо ничего не говорит об этой речи. И, может быть, поэтому он так надолго запомнил свое юношеское

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 SU