Захара и на всех, как бы желая дать им высказаться до конца и твердо зная про себя, что ему нужно здесь сказать. - Ома говорила вам обо мне? - Нет, она не назвала вашего имени, во так хвалила молодую девицу, что мне следовало бы угадать. И вы - вы упрекаете меня за то, на что я отважился или что сделал для вас! - Жаль, что он хотел обложить нас податью, - сказал Чекко дель Веккио, который был настоящим олицетворением чувств толпы, - и что он не казнил баронов! - Да! - вскричал Энс, гробокопатель, - но эта святая порфировая ваза! - И к чему мы будем подвергаться опасности, чтобы нас зарезали, как моих двух братьев? Упокой их Господи! - сказал Луиджи, мясник... Маму я люблю и теперь, может быть, даже больше, потому что она несчастна. Вылезайте, зайдем на минутку к Владимиру, -- прибавил он, выпутывая ноги из-под горшков и сена и обращаясь к Федюкову и Митеньке. Деревья около изб стояли неподвижно, бросая от себя черную тень на дорогу. - Но приказание ваше трудно исполнить; мне бы хотелось, чтобы их грязная кровь текла еще один или два часа. Солдаты, шедшие в хвосте колонны, расстраивали ряды и, прихрамывая, бежали догонять свою часть. - Совершенно верно, сэр, я понимаю, я теперь понимаю, хотя вы представили это в таком виде, что мне прежде и в голову не приходило. И даже во сне она улыбалась и говорила сама с собой, шептала его имя, протягивала руки и вздыхала, когда они не касались его.. -- В покое?. Вся усадьба Житникова с прилегавшим к ней гумном была завалена стогами сена, омётами овсяной соломы и скирдами необмолоченной ржи. Глиндон обернулся, и его сердце забилось при виде незнакомца, приближения которого он не слышал и не заметил.. Да, он чувствовал, что даже слова Нико об искусстве были преступлением. -- Ещё с месяц на ученье походишь, рано умирать собрался,-- отвечал ему другой, хмурый, с обветренным лицом.-- Мы же с вами ещё ничем не жертвовали, всё время жили только вдвоём, не стесняя себя (если не считать Валентина или того человека, которым он назвался).. "Каким дураком нужно быть, чтобы в такой момент размышлять о новой жизни!.. Кенелм присел на древнюю плиту, наверное, на могиле какого-то важного лица, барельеф на которой стерся без следа. А при чём мы? Мы, оказывается, ни при чём в собственной квартире. Все стояли. И вороха погожего зерна лежат уже на гумнах перед раскрытыми воротами сарая. С этими словами он нежно обнял Адриана, и молодой человек, тронутый сто состраданием и взволнованный неожиданной встречей, молча склонился на грудь Риенцо. Слова песни были непонятны, мотив однообразен, но первый звук вздоха в песне, точно вырвавшийся против воли, вздох глубокой скорби заставил всех встрепенуться и замереть. Сливин знал и почему он именно неправ, но возражения как-то нерешительно путались у него на языке, быстро и ярко возникая в мозгу при каждом слове Зека и бесследно исчезая при попытке их высказать.

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 SU