ни одного знакомого художника, но, судя по тому, что я читал об их жизни, обычно это люди приятные и благородные. -- Дело вот в чём,-- сказал Лазарев, оглядываясь на служащих, сновавших по коридору взад и вперёд. Он завидовал тем сильным мужчинам, которые, при всей страстности своей натуры, могут отталкивать от себя любовь женщины, которая им не нужна, и, несмотря ни на какие препятст-вия, добиваться любви той единственной, которая для них одна из всех желанна. Мистерия и миссия Христиана Розенкрейца" и др.}. -- Как же тогда быть? Когда же мы уедем? -- Уедем, -- сказал Валентин. Она не писала бледных акварелей, она не затратила нескольких лет жизни на то, чтобы потом мучить терпеливых слушателей итальянскими ариями, которые гораздо лучше могла для них пропеть любая третьеклассная певица в столичном концертном зале. Пройдя другую, уже пустую комнату, обширную и мрачную, Адриан очутился в небольшом кабинете, в обществе своего родственника. Удивительный человек Шекспир! Сын торговца - кажется, мясника.. Митенька невольно вспомнил, что Федюков должен ему сто рублей, обещал отдать на дру-гой же день, а целый месяц и не заикается об этом. Повесь на этот гвоздь, дай я повешу. Они проводили вместе целые вечера и вдвоем уходили куда-нибудь далеко, в лес или на луга, и говорили без конца. - настаивала Нина, старательно избегая его взгляда.. Это дает им кой-какую пищу для мысли и болтовни; и вся их свирепость испаряется в словах. Деньги эти явились в результате помощи, оказываемой родине, и наживались с невероятной лёгкостью..-- Я знаю, что во время докладов у царя она незаметно присутствует в кабинете, сидя на площадке -- что-то вроде антресолей,-- и он, самодержец всероссийский, трепещет перед ней, путается и ведёт себя, как мальчишка. - Желать сделаться чем-нибудь побольше вольных компаньонов, военачальниками сегодня и искателями приключений завтра? Вспомни, как норманнский меч завоевал Сицилию, как незаконнорожденный Вильгельм на гастингском поле превратил свой жезл в скипетр. Если бы он был в соломенной священнической шляпе с черной лентой, было бы совсем другое, что-то обыкновенное. Но настойчиво повторяясь, с неуклонной точностью и неустранимостью крута, в центре которого была его больная голова, ярко, но кошмарной спутанной яркостью, стояли перед ним одни и те же лица. Тогда уже не было спасения.. Между солнцем и им, Лавренко, стоял то голодный, то сытый, но одинаково омерзительный, грубый и жестокий человек. Выгнав Ренненкампфа и разбив Десятую русскую армию, он воспользовался бездействием нового командующего Рузского и сейчас же перебросил четыре корпуса в Галицию на помощь австрийцам. -- Хоть предводитель, а верно: "не может выра-жать себя спокойно!" Щербаков погрозил ему выхваченным из рук Павла Ивановича колокольчиком, зажав его в кулак, чтобы он не звонил. -- Что же будет теперь? -- спросила маленькая поэтесса.. К порядку-у, -- закричал

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 SU