Сент-жерменском предместье. Храбрый юноша, храбрый, несмотря на все свои ошибки, он твердой рукой снова открыл дверь запретной комнаты. Глядишь, совсем пропала жизнь и вдруг. Горе тебе, если ты не дашь вырасти крыльям волшебного ребенка!" На следующий день королева отослала хирурга, когда он пришел со своим страшным ножом, и сняла пружины и машины с плеч принца, хотя все доктора i предрекали, что ребенок умрет.. - Видя, что вы не возвращаетесь во дворец старого патриция, - сказал могильщик, - я боялся, что вы исчезли и что другой перебил у меня мою работу.. - Я совсем недавно осмелился это сделать. Позднее, когда я охотился в Мелтоне, эта некрасивая местность казалась мне прелестнее Девоншира. Вы можете днем и ночью ходить мирно и спокойно по улицам, ваша жизнь безопасна от разбойников, а ваши дворцы не имеют уже надобности в решетках и оградах для того, чтобы защищать вас от сограждан. - И я позволю сказать себе, что в Индии собирают золото, как камни, и что есть долины, где птицы строят свои гнезда из изумрудов, чтоб привлекать бабочек. Он из-за воротника-то и не увидит ничего.. -- Сколько я мучился от нелепости устроения земной жизни, от своего неуменья взяться за дело. Он не ошибался. А потом эти же рабочие пришли прощаться, и пришлось им же еще дать по рублю да еще пожелать счастливо вернуться. И в ней все затихло, упало, стало пусто и мертво. Тетка Клавдия мгновенно схватила за углы скатерть со своими огурцами, обгрызенными корками хлеба, костями и, точно спасаясь от обыска, в растерянности бросилась в спальню, споткнувшись от поспешности на пороге, и засунула все под кровать; она сделала это так быстро и неожиданно, что сидевшие за столом так и остались со своими ложками в руках. А теперь, господа, мои глаза устали, позвольте мне уйти. Кенелм колебался. У меня есть пример: Марианна, жена известного Стожарова, нашего друга. - Я не совсем понимаю, почему человек должен раскаиваться в том, что женился на милой девушке, которую любит. Он видел ее в первый раз после того, как она сказала, что не желает знать его до тех пор, пока он не переменит своих дурацких взглядов на жизнь... -- Это что, в плен, значит, сдаваться? -- спросил, так же ядовито прищурившись, лавочник. - Наглец! - вскричал Орсини. Но это романтическое воспитание заставляло ее слушать с удовольствием, исполненным ужаса, музыку своего отца; эти чудные аккорды, старавшиеся донести в разбитых и странных звуках разговор людей неизвестного мира, баюкали ее с самого рождения. - Ничего. -- Чужое добро, милый, ребром выпрет, -- отозвался старик Тихон, -- так-то.. Миссис Кэмпион достаточно знала жизнь, чтобы понять, какую важную ошибку она допустила.. И только острые светло-серые глаза Лазарева несколько разряжали это впечатление... Приходила зима. Еще в большей мере эти слова Чехова можно было бы отнести к большинству произведений русской литературы времен торжества

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 SU