и мебель в чехлах, и разнокалиберная посуда на столе, вместо всегдашней ровно и весело подобранной, говорили о тревоге и страхе в мире всегдашнего мирного уюта. А дальше валялось всякое старье, разбросанное по двору, вроде остатков ветхого ледника, который после операции представлял собою вороха сваленной с крыши гнилой соломы и зияющую яму, забранную внутри срубом из стоячих бревен, на которых росли белые и нежно-розовые грибы от сырости. Как часто думала я о ваших словах, что вы будете гордиться моей дружбой, когда мы опять встретимся с вами. - Все это может прийти со временем, - ответил Том, не сердясь на иронический тон Кенелма. Над лугом за рекой еще стелился утренний туман, искрясь сквозь него, неясно синели дали, и утреннее безоблачное небо было свежо, ясно, и хотелось дышать глубоко и впитывать в себя эту радостную, бодрую свежесть. Никто не может мечтать о небе иначе, как об обители любви. Согласие отца было уже дано, и если из уважения к обоим родителям Кенелм не мог обойтись без согласия матери, то, конечно, истинный друг обязан уничтожить всякое препятствие к любви, не заслужившей осуждения, так как она была бескорыстна.. Почему-то при взгляде на него всем приходило в голову, что он совсем не о том думает и не то знает; что другие. Захар не понял значения впервые услышанного слова, которое употребил лавочник, на минуту растерялся и полез было за кисетом. Как и Монреаль, она казалась моложе, чем была на самом деле: время, по-видимому, щадило цветущую свежесть, которой бы опытный глаз предсказал раннюю могилу. Они даже не испугались и не бросились в крапиву при появлении экипажа, а только повернули на стук его свои выгоревшие на солнце белокурые головенки. -- подсказал Сенька. Перед смертью оба обратились с одинаковой просьбой к сестре преступника и к молодому благодетелю старика. Какое-то полное равнодушие. - И вы посоветовали? - Нет.. Какой хитрый!. - Я говорю с тобой через твоего ребенка. Они прошли в маленькую угловую комнату, где под зеркалом стояла одиноко горевшая свеча.. Когда собрались все, то из предосторожности окна завесили одеялами, чтобы снаружи не было видно огня. Он помнил и заботился обо всем, что лежало вне его.. Счастлив человек дела, мисс Трэверс! - Когда мой отец был в ваших летах, мистер Чиллингли, он, наверное, интересовался репой и быками не более, чем вы. В его скрипучем голосе все время свистела тоненькая фальшивая нотка самоумиления, когда он говорил о своей жизни, и казалось, что он хвастается ею перед Ланде. О, господи, ну и созда-ния! -- Он покачал головой, потом с некоторым недоумением посмотрел на сапог и на носок, которые он все еще держал в руках, как бы забыв, что с ними делать, и с досадой стал одеваться. - твердо ответил Ланде. Леопольд никогда не мог вполне оправиться от этой потери. Осенью 1825 года Бульвер уехал в Париж, где был принят в аристократическом

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 SU