святого Симеона, одиноко сидящего на своем столпе? Выпейте еще стаканчик, мистер Чиллингли! - Я пил довольно, - угрюмо сказал Кенелм, - чтобы у меня начало двоиться в глазах. - Лучше смерть! - повторила она, сжав брови и прислушиваясь к своим словам. - Итак, - сказал он мрачно, - судьба отнимает у меня благороднейшего друга и справедливейшего советника, Рим никогда не лишался лучшего человека! IV НЕПРОЧНОСТЬ ОСНОВАНИЯ Быстрый и хлопотливый ход политических событий долго не позволял нам говорить о сестре трибуна и невесте Адриана. -- Ваша фамилия? -- спросил он, когда приезжий, оставив стек в передней, вошёл в комнату, где заседал военный совет... - Пароход.. -- Умойся и ты из этого, -- сказал он Митеньке. Кенелм увидел в окно, как он с беспечным видом вскочил в седло и быстро поехал вдоль улицы, по фигуре, лицу и осанке являя собою блестящий образец молодого, знатного, образованного джентльмена. А между тем стали замечать, что кардинал в скверном расположении духа. Так оно и оказалось. Митенька против воли улыбнулся растерянной и признающейся улыбкой. - отвечал Кончаев тоже радостно и дружелюбно. И точно так же относился к этому, когда кто-нибудь другой пользовался его вещами... . При встрече с помещиками мужики угрюмо сворачивали с дороги или отводили глаза. Тяжело двигавшиеся обозные фуры сворачивали и объезжали мостик. Бей!. Видеть себя отстраненным от работы, и именно в тот вечер, когда его дочь должна была петь, устраненным ради какого-нибудь нового соперника! Это было уже слишком для музыканта. За ваше здоровье, джентльмены! ГЛАВА XIII На другой день после праздничного ликования сэр Питер и леди Чиллингли держали долгий совет по поводу странностей своего наследника, придумывая способ заставить его глядеть на мир более оптимистически или по крайней мере поменьше выказывать столь непопулярные чувства, хотя бы и согласные - сэр и леди Чиллингли, разумеется, не говорили этого прямо - с новыми идеями, которым предстояло управлять веком. Что-ни­будь сообразим и устроим. Руки эти были малы и деликатны (обыкновенное отличие старой германской расы [12], от которой Монреаль вел свое происхождение, несмотря на то, что родился в Провансе) и украшены дорогими каменьями, по моде того времени. За это время он проехал огромное пространство, видел массу людей, городов, гор и морей, но в мозгу его все это отпечаталось так бледно и тускло, точно было воспоминанием о давно минувшем. Деревья сливались в темную однообразную массу, и только у самых огней ярко, но мертво зеленели отдельные застывшие листья. или вечером сам. "Зачем он говорит это?... Иногда такой разговор возникал при встрече с незнакомым мужичком. -- Расстегни рубаху, покажи грудь. В его вдруг отяжелевшей голове мелькали мысли о том, что его ищут по всему городу, что если бы он поддался, его

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 SU