освещенные спокойным светом лампы.. Мерваль видел его редко, они взаимно избегали друг друга. При этом Кенелм все больше замыкался в себя, избегая общения со сверстниками. - Но я все же намерен попутешествовать. - Иван Ферапонтович. В комнате воцарилось молчание. Он любил только ее, эту несчастную, измученную, жалкую женщину. Не зная Митеньки, он отнёсся и к нему с таким же оживлением, как и к Валентину, причём он даже почти не посмотрел на Митеньку, как будто ему было интересно не то, что представляет собой личность данного человека, а то, что эта личность своим присутствием увеличивает количество людей, заинтересованных в е г о деле... - предостерегающим голосом сказал он.. -- Не видать, -- сказали мужики.. - спросила Раиса Владимировна тревожно и вдруг узнала его. Он не раз подходил к сидевшей на ковре у камина черной кошке, которую, по его словам, постоянно видела его знакомая дама, пока не отправилась в тот мир, куда не допускаются черные кошки. Их взоры встретились. -- тихо сказал Савушка. Из регламента выяснилось, что необходимо составить повестку дня. Конечно, этот завтрак был не такой, какой мог бы насытить Кенелма Чиллингли в давнишние дни обеда в отеле "Трезвость", но в последнее время он почему-то лишился аппетита, н теперь скромная порция фрикасе из цыплят и несколько вишен, изящно разложенных на виноградных листьях, которые Лили выбрала для него, понравились ему, вероятно, не меньше, чем Ромулу амброзия, когда он вкушал ее, любуясь Гебой. - Нет, у меня голова что-то болит.. Он остановился на пороге, несколько секунд неподвижно и пристально смотрел на Ланде, потом тихо проговорил, точно про себя: - Блаженный. Тихон, встав на колени, начал расстёгивать пуговицы башмаков. У него всегда был вид что-то взвешивающий и учитывающий, но не было наклонности к дружеским излияниям, к восторженному предощущению того, что воцарится, когда великая цель будет достигнута. Так, размечтаешься, почитаешь что-нибудь такое. Приятно было то, что у них совершенно нет друг перед другом предрассудка стыда и ника-ких так называемых устоев -- религиозных и нравственных, благодаря чему они могут допус-тить совершенно свободно такие отношения между собой, каких нет ни у кого. Девушка лежала в постели и читала книгу с лампой на ночном столике. Он скорее всего не вернется в Грейвли, и миссис Боулз очень охотно приняла мой совет, чтобы маленький участок земли, который вы желали приобрести, был продан именно вам. Через несколько времени дверь соседней комнаты распахнулась, и на пороге, что-то говоря, как бы желая еще лучше растолковать, показался толстый седой купец в длиннополом сюртуке. -- Ну, вы столько навезли, что просто девать некуда. Говорят, трибун, его жена и один паж ушли в эту ночь, переодетые. Тоненькая женская фигура неверно заколыхалась в пустом ветреном пространстве, над темной, неустанно

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 SU