приподнимались на цыпочки и взглядывали на читавшего через головы впереди стоящих.. И одну минуту казалось, что это-кучка приветливых, веселых людей, радостно окружавших давно жданную, милую подругу. Но Бульвер решил ни в чем не отступать от привычного образа жизни. Воевать, когда хочу, и отдыхать, когда вздумается, - вот девиз моего герба.. Сев сама на небольшом расстоянии от него, она заговорила с большой серьезностью, опустив глаза. А может быть. Как только Лавренко увидели, произошло движение. Жандармские офицеры, в голубых мундирах, с аксельбантами, любезно склонялись им навстречу и говорили мягко и предупредительно, соглашаясь и кивая головами. собр. Позади на некотором расстоянии раздались возгласы: "Да здравствует Республика!" Глаза тирана мстительно сверкнули. - Выше ее по природному изяществу и утонченности, конечно, нет. -- А как же я сейчас видел ребятишек -- они у вас горох таскают? Хозяин беспокойно оглянулся на окно, но видно было, что это беспокойство не за горох, а за ребятишек, о которых гость может подумать что-нибудь дурное. А что Лавренко не простит, не забудет, не притворится, - Зарницкий знал. Арсеньев украдкой разглядывал ее, а Нина чувствовала его взгляд и не знала, как держать себя. ну, все-таки. Во всей его фигуре было какое-то необычайное самоутверждение и спокойствие. Не выпуская ручки двери, он провожал какого-то строевого генерала со многими орденами на груди и с улыбкой наклонил свою краси­вую с пробором голову, когда тот проходил мимо него в дверь, в то время как все в приемной вытянулись и как-то подались к нему. Вес было так неожиданно, что она даже не соображала ничего. С этого часа она едва смела надеяться; ее спокойный рассудок, не ослепленный восторженными порывами, которые, как слишком часто случается, заставляли трибуна видеть горькую действительность в ложном и блестящем свете, показывал ей, что Рубикон пройден и что во всех последующих событиях она может найти только два факта: опасность для своего брата и разлуку со своим женихом. Скамьи были покрыты сукном и богатыми обоями. Она помнит только в тот момент, когда на нее кричат, и в следующий уже забывает.. - Давно ли вы вернулись в Молсвич? - спросил Эмлин. - Извините меня, - сказал Адриан с большим участием, - но я очень желал бы спросить вас о той прекрасной даме, с которой семь лет тому назад мы смотрели на лунный свет, сиявший на душистых апельсинных рощах и розовых водах Террачины. - Вы не хотите видеть, что я искренне рад поговорить с вами, потому что мне кажется, будто вы относитесь ко мне - дурно или хорошо - независимо от моих миллионов!. -- Зачем об этом говорить! Разве кто-нибудь может сказать про себя, что он нашел в своей жизни счастье? -- ответил Митенька.. И каков же был результат? Одно слово тирана перечеркнуло все его старания. Где-то в бревенчатой стене трещал сверчок, в росистой траве в саду за плетнем стрекотали кузнечики. Тысячу раз он повторял: "Он

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 SU