комнату, с мягким от разостланного сукна полом и белым камином в углу. Но, приехав в Петербург, он увидал, что дела у него здесь нет никакого. А мужики все сидели на завалинке, на бревнах и думали о такой земле, где работа легкая, всего много, рубежей никаких нет и работают все друг на друга, как братья. -- А этот зачем такой большой? -- Блины можно ставить, -- сказала торговка. - Вам не кажется, что Джордж Бельвуар не неприятен мисс Трэверс, и если она чаще станет видеться с ним, может быть, он понравится ей еще больше? Таким образом, было бы хорошо и для него и для нее не лишать их этой возможности. забеременела. Куда теперь? "Неужели оставаться здесь, в этой пустыне, с этими дикарями?" -- думал он, глядя почти с ненавистью и презрением на двух мужиков, которые ехали, сидя боком на лошади, впереди него и глазели на него. Но хотя природа никогда не бывает безмолвна и даже злоупотребляет правом старости быть утомительно болтливой, она никогда не отвечает на наши вопросы, не донимает никаких доводов и не читала "Логики" Милля. - Увы! Я отказываюсь от этой мечты, - сказал певец с легким вздохом. Дмитрий Черняк, муж Маши, отправился со своим полком не на фронт, а стоял в одном из тыловых провинциальных городов.. Вы желаете, чтобы я играл роль в этих кругах. И в первую голову, конечно, потребовать ликвидировать немецкий капитал в России. Мы честно выполним священные заветы русс-кой интеллигенции, которую никто не может упрекнуть в измене или урезке своих идеалов, -- кричал Авенир, едва поспевая левой рукой откидывать со лба волосы. Когда он вернулся домой от Левашевых, то ему в такой ясности представилась вся неле-пость его прежней жизни, что ее нужно было переменить теперь же. Много женщин этого древнего и гордого сословия (дворянство существовало еще, хотя его часы были сочтены) придавали очарование собравшемуся обществу, и они-то и были самые смелые критики и часто проповедовали самые либеральные идеи. Гостей пригласили, имея в виду предстоящие выборы. я. А прежде к Иванову дню сколько варилось густой, темной и пенистой браги, квасов разных, куда подбавляли ягод лесных да заправляли крепким хмелем! А у кого на задворках висел на липе привязанный повыше от недобрых людей улей, у того бывал припасен и кувшинчик меда игристого, колющего в нёбо и туманящего голову. - Отель? Его спутник не отвечал, но Кенелм, проследив за взором мальчика, увидел огромную афишу: ЗАВТРА ОТКРЫВАЕТСЯ ТЕАТР РИЧАРД III - МИСТЕР КОМПТОН! - Спросите, где этот театр, - прошептал мальчик и отвернулся.. Все, что тогда казалось ужасным и невыносимым, теперь было мелко и выдуманно, рисовалось каким-то мутным, нелепым пятном, а между тем Мижуев чувствовал, что иначе не могло быть. Они напряжённо ловили каждое слово: одни пригибали ухо рукой и досадливо морщились на городской шум, другие

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 SU