ли это простуда? Вы хорошо сделаете, вернувшись домой: эти итальянские ночи часто бывают опасны для нашего английского темперамента. Покамест добежишь, где их нету, по дороге в штаны накладёшь. Уже пятый год!. Всякого гостя, самого случайного, оставляли обедать, потом ужинать и ночевать.. Нина чуть вздрогнула, и Луганович невольно запнулся, но овладел собою и продолжал упрямо, с нарочитой грубостью: - Ну, да. - Синьор Вальтер де Монреаль отвечает так, как отвечал бы всякий порядочный человек.. Меня тоже. Сенатор указал на знамя, украшенное девизом и гербом Рима, и начал: - Я - тоже римлянин и гражданин. - устало и слабо ответил Ланде. Концентрация на точке между бровями позволяет проникнуть во времена, когда "Я" вошло в человека. Но я совсем не вижу этого в вашем этюде. Черт возьми, знаете, этот синьор один из самых умных и самых приятных! - Расскажите же нам, каким образом вы так скоро сошлись с ним? - Ничего нет проще, мой дорогой Бельджиозо. Так что же, если и ее унесет эта река? Может быть, уже много девушек и женщин сидели у этого самого окна, смотрели на человеческую реку и думали о том же. Гости, одевшись, вышли на крыльцо. Потом, поднявшись, он сказал: - Остальные дела нам, пожалуй, придется отложить до завтра: я ожидаю к завтраку двух молодых родственников. - Ладно, жена, все успеешь приготовить, времени хватит. - Останемся одни, - сказал он, и Нина дала своим прислужницам знак удалиться. . Но, с другой стороны, он чувствовал невыносимое томление от пустоты внешней и внутре-нней. -- Он умолял? -- переспросил Авенир. не каламбурю, - это так, случайно вышло, - наивно растерялся Ланде. Ты сказала, что в этом палаццо есть две синьоры, которые пережили всех других жильцов, что одна из них называется Бианка ди Медичи, а другая - как? - Ирена ди Габрини, римская синьора. Как будто это удавалось ему и он засмеялся над Ланде; но в то же время ему стало скучно и как будто жаль чего-то.. - Ну и что же?. - Где же твоя Мария Сергеевна?. При наших обширных связях он может познакомиться не только с новыми идеями, но и с выдающимися людьми разных профессии. И чтобы преодолеть это желание и собраться с мыслями, Лавренко сел на лавочку, в том месте, откуда сквозь редкие веточки деревьев было видно внизу огромное черное пожарище порта, а еще дальше и ниже темное неподвижное море, положил подбородок на скрещенные на палке руки и засмотрелся. -- Что это у тебя, целый обед, даже не завтрак? -- спросил Валентин. Ирина, услышав это, вдруг почувствовала, что у нее от неожиданности похолодели пальцы, и захотелось вдруг убежать, забиться куда-нибудь в глушь сада и заплакать слезами обиженного ребенка... - закричал сразу отставший Коля Вязовкин. Валентин сел в кресло перед письменным столом, не торопясь очистил перед собой место от бумаг, отложив их на левую сторону, и заставил сесть перепуганного

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 SU