ни поднять глаз, ни взглянуть в темные углы комнаты; у вас являлась какая-то страшная мысль, что-то сверхъестественное подходило к вам; а потом, когда таинственная тишина нарушалась, вы пытались смеяться над вашей слабостью. Вставали рано, летом с зарей, зимой задолго до рассвета, принимали подводы с мукой, гремели ключами, ссорились, выбива-лись из сил, но всюду поспевали. Мгновенно промелькнули в памяти далекие годы, дачи, зеленый лес, студенческие времена, обрыв, Раиса Владимировна, инженер Высоцкий и сама Нина, милая, светлая девушка с большими глазами. К нему приехали и сказали, что он, как благородный человек, должен под своим именем скрыть роковую ошибку молодой девушки, жениться на ней и спасти. Можно было подумать, будто она пришла в гости и ждет, чтобы хозяин начал занимать ее.. Молоденький, красивый студент, с восторженным и неумным лицом, вдруг выступил одним плечом вперед, взмахнул фуражкой над своей курчавой головой и, глядя поверх крестов и памятников, нутряным дрожащим голосом произнес: - Даром ничто не дается. Она сильно рассердилась, когда мать не захотела расстаться со своим сокровищем. - Не думайте больше об этом. Она опять не отстранилась и даже, как ему показалось, чуть подалась к нему, навстречу его движению. - Можете вы простить мне мою грубость? Я осмелился находить в вас недостатки. Одна сила есть сила строптивого и мятежного народа, которую этот народ называет свободой; другая сила есть сила вождей и князей, которую они более справедливо называют порядком. До покоса оставалось еще много времени, и продолжать ждать его, ничего не делая, было неловко перед людьми. Скажи мне, если я женюсь на Виоле, будешь ли ты моим руководителем и учителем? Ответь мне, и я приму какое-нибудь решение. Ланде подхватил его и поддержал трясущимися руками. Они поднялись по лестнице.. Она тихо оставила спальню и точно во сне прошла через весь дворец. В соответствии с этим Первая армия должна была привлечь на себя возможно бСльшее количество немецких сил, чтобы Вторая армия тем глубже могла захватить в свои тиски немцев. -- Сколько набили, ужас! Пойдёмте, поищем дальше,-- сказал врач,-- кажется, наверху были хорошие комнатки. VIII ЭНТУЗИАСТ И СУЖДЕНИЕ О НЕМ БЛАГОРАЗУМНОГО ЧЕЛОВЕКА - Ты несправедливо судишь обо мне, - сказал Риенцо с жаром Адриану, когда они сели перед концом продолжительного своего разговора наедине. -- Мы им зла не желаем, вот они и чувствуют. -- Вот ружье, -- сказал Авенир, поднимая свою двустволку с таким видом, что все невольно посмотрели на его ружье, а Александр Павлович из вежливости даже почмокал губами и, отойдя, оглянулся на других, как бы давая и им возможность осмотреть ружье. Большею частью сидя за обедом на краю стола, где кончалась недостающая на весь стол скатерть, она ела сухую картошку и со злобой чистила тупым ножом пустые соленые огурцы, которые у нее пищали в руках и из них текло через пальцы на скатерть.

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 SU