"Вот что, милый мой, нужна эта ерунда, которую вы здесь делаете, или не нужна -- это вопрос другой, но вы обязаны её делать так, чтобы все колёса машины работали полным ходом и без перебоев". Он в этом направлении говорил лишь несколько фраз, и, когда сочувствие слушателей поворачивалось в его сторону, ему начинали верить, он переводил разговор туда, куда было нужно ему как партийцу. Все, кого он встречал и спрашивал, казалось, смотрели на него, как на сумасшедшего; да и в самом деле не было вероятности, чтобы эти люди могли помочь ему... Наверно, он будет голосовать за вас. И действительно, скоро безвозвратно миновало то время, когда служащие томились без дела. Хозяин куда-то скрылся на несколько минут, очевидно -- распорядить-ся насчет самовара. Если эта красота не принадлежала к разряду величественных и ослепительных, если ее спокойный и неясный характер уступал в блеске многим в сущности менее совершенным чертам, то не было лица, которое для некоторых глаз могло бы показаться более очаровательным. -- Папочка и мамочка, горько! -- визжала Маруся, прыгая около них на одном месте. - И как это хорошо! - Что? - То, что есть такие, как вы, красивые, нежные молодые женщины! - восторженно говорил Ланде. Куда он кучера денет? -- спросила баронесса, в возбуждении и тревоге глядя на Павла Ивановича. ГЛАВА III - Теперь, юный сэр, - спокойным, но решительным тоном сказал Кенелм, - мы в городе, куда я должен был вас отвезти. Я не много дам за его жизнь". Тогда только Риензи обнаружил изумление и беспокойство....-- Если завтра вы покончите с собой, то с кого ж мне прикажете тогда получать? Капитан с торжествующим презрением смотрел на доктора. На крыльцо вышел Семенов, полуодетый, нечесаный и желтый, как шафран.... - Что же вы одни?. Когда ему было семнадцать лет и он еще только готовился к поступлению в университет, он встретил и полюбил девушку своего возраста, с которой каждый день гулял на берегу реки.. Слушайте. Им было страшно и больно от этой бессмысленной холодной злобы чужого человека, к которой они не были приспособлены, с которой не умели бороться..-- Дело вот в чём.. Мужчины все были уже пьяны, и даже у Лугановича шумело в голове. - Сядем, - здесь лавочка. Высокий председатель встал и, с достоинством опершись одной рукой на стол и слегка приподняв другую, ждал, пока утихнут аплодисменты. Это была круглая площадка, обнесенная тонким трельяжем, по которому вились розы, отягощенные густой листвой и цветами... Приходилось оставить его, но от этого у главнокомандующего всё более и более росло раздражение против Самсонова при малейшем его несогласии или противодействии директивам фронта. Ближайшие друзья Гёте указывали на это стихотворение как на загадку его творчества... Но без тройки, -- прибавила она, помолчав, -- потому что не могу же я на всех наготовиться троек. - И нельзя бояться самой смерти. - громче повторил Луганович и

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 SU