орудия вместо немцев громили своих, ког­да те шли в наступление. Кенелм теперь без помехи продолжал углублять свое знакомство с миссис Кэмерон, хотя она не очень внимательно слушала его первые банальные замечания о красотах местности и погоде. - Увы! Я отказываюсь от этой мечты, - сказал певец с легким вздохом. Мелвилл в халате и туфлях сидел у камина. Я просто обрадовался вам.. ГЛАВА XVII Наконец Кенелм нарушил молчание, проговорив: Rapiamus, amici, Occasionem de die, dumque virent genua, Et decet, obducta solvatur fronte senectus! {*} {* Урвемте же, други, часок, что случаем послан. Кенелм нагонял на нее, пожалуй, не меньше страха, чем сам Том Боулз. Полная тишина будет и без того там. - Да. Вместо того чтобы придать статуе естественный вид, я сделал ее комично неестественной, из-за контраста между действительной жизнью, о которой зрителю говорит парик из настоящих волос, и художественной жизнью, которая выражается идеей, воплощенной в камне или металле.. Потом пошли спать. Она старательно путала свои следы, поворачивая то в один, то в другой переулок, и только к двенадцати часам пришла домой в каком-то радостном, приподнятом состоянии. Они будут напротив друг друга всю жизнь. "Нет, - сказал он про себя, - нет, тот, кто вкусил сладость власти, не может больше довольствоваться покоем. - Разве вы были в гимназии? - почему-то удивился генерал.. - Да, только! - твердо ответил Ланде. И болезненно настороженное ухо Мижуева уловило эту странную нотку надломившегося женского голоса. Федюков (это был он), соскочив, подбежал к приятелям и потряс им руки. да дело-то в том, что вы признаете смерть от болезней уж как будто делом естественным, а это что ж. Только далеко внизу, на реке, протяжно, с непонятной тревожной грустью, точно предостерегая и напоминая о чем-то печальном и неизбежном, кричал пароход, и на широком речном стекле, странно светлом, когда везде было темно и черно, видна была беспокойная черная точка, быстро оставлявшая за собой ровную широкую серебряную полосу. И чем больше проходило времени, тем сильнее у студента начинали гореть щёки и даже уши; это позорно выдавало его волнение. -- Я хочу вас спросить. Лаврентия. -- спросил Андрюшка. Ты составляешь часть этой гармонии; ты ее дух, гений. - И, - продолжал мальчик, становясь смелее от этого одобрения, - если бы, заколов трибуна, я еще имел время, то я бы очень желал нанести другой удар.. Только и бывало, что заведут какого-нибудь мужичка, что поздно вечером брел от кумы, поводят его по трущобам, попугают в темной чаще зелеными страшными глазами да диким голосом, а потом сами же и выведут на дорогу.. С гостями говорили только о прибылях и убытках и о том, кто из знакомых купцов сколько нажил денег. - невольно усмехнулся Мижуев,

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 SU