бытия, его теперешнего разума и ощущения. Фома Короткий, по обыкновению вылезший наперед, стоял ближе всех к столу с шапкой, надетой на палочку, и ловил каждое слово, оглядываясь на лица ближайших. Я должен быть счастлив, насколько могут быть счастливы смертные... мужа.. Кончики его мертвых пальцев, как щупальца паучка, шевелились перед Мижуевым, и тот с ужасом чувствовал, что ничего не может сделать, ничего возразить и, следовательно, должен согласиться с тем, против чего восстает вся душа его. - Мой дорогой Глиндон, простите меня.. Но здесь это, очевидно, не могло пригодиться.. Митенька молчал. -- Его жена не видит его дома уже третий день и совершенно не знает, куда он делся. Этот человек также был в том возрасте, который большинство считает периодом расцвета для мужчины, иначе говоря, ему было около тридцати восьми лет; в то же время его ноги были в буквальном смысле мертвы. - Ведь вы знаете, чем это кончится? - продолжал Арсеньев. Он был только очень большого роста с совершенно голой головой и с необычайным спокойствием во всей фигуре. У всех были приготовлены букеты цветов, и только не было у нее, так как думали, что она сама ушла за цветами. Я так долго думал о прошедшем, что мне кажется, будто бы я составляю его часть и не имею отдельного существования. Вполне вероятно, что из дюжины хоть одна да окажется хорошей. Сам точный и аккуратный, он, собравшись вечером в день отъезда Валентина ехать в город, надел дорожное пальто и шляпу и даже вышел на подъезд в перчатках и с палкой, чтобы ехать, как только в назначенный час Валентин подкатит к крыльцу. Степан Иваныч неловко скривился и слегка отвернулся.. Я сторонник второй. - Но, я надеюсь, после замужества она перестала отроить глазки. Мужчины, соперничая между собой в щедрости, бросали на прилавки киосков сотенные билеты, которые тут же сметались в ящики блиставшими красотой и нарядами продавщицами. -- Я жду Валентина. -- Я позвал вас просто для беседы.. Кругом было темно, только звезды сверкали над лесом, слившимся в одну жуткую неподвижную черную массу. - Он оставил бы меня в самой ужасной нищете, и я все-таки не мог бы решиться обвинить его. Даже такие праздники, как вешнего Николу. -- Умойся и ты из этого, -- сказал он Митеньке. До окончания войны будут закрыты общества, союзы и клубы. Лавренко сел у стола, сел и Сливин, острым углом поставив перед собой худые колени, а Зарницкий стал ходить по комнате, о чем-то озабоченно думая и тяжело ступая по ковру машинально размеренными шагами. Утверждать, что эта перемена к лучшему, я предоставляю тем, кто принадлежит к партии прогресса. Я постоянно чувствовал, что рожден для чего-то более благородного, чем жажда прибылей, что жизнь может быть одинаково бесплодна и душа одинаково унижена как холодной страстью к наживе, так и самыми огненными страстями. Плеханов, я слышал, писал члену Думы меньшевику Бурьянову, что было бы крайне печально, если бы наши единомышленники

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 SU