держись!... - Что за шутки!. до самого конца? Прощайте, мистер Эмлин, вот уже видна садовая калитка.. Есви бы я повубив, я бы всю жизнь отдав бы!. А у тебя нет другой платы, кроме порточной заплаты. - Не может быть! Надо толкать. -- Да, история повторяется,-- сказал Валентин; потом, глядя куда-то вперёд рассеянным взглядом, другим уже тоном прибавил: -- А ты смотри, ведь тебя тоже могут заб­рать. Одновременно в душе Леопольда Трэверса жило смешанное со страхом презрение к вредным новомодным понятиям, которые, по его мнению, грозили погубить родину и положить конец всем безумствам современного общества. - Ну, значит, буду я лечить больных. люб. -- Ведь это надо выдумать такую штуку, -- говорил какой-то веселый мужичок сам с собой, покачивая головой, -- муха, говорит, на тебя сядет, и -- конец, помер.. В этой стране есть немцы, которые могут съесть целую итальянскую армию за обедом; мне очень бы хотелось их завербовать, а их предводителям нужно дать задаток, - жадные канальи! Как будут уплачиваться флорины кардинала? - Половина теперь, а половина тогда, когда войско будет у Римини. - Но как тебе пришло в голову полюбить его? - спросила кормилица. Солдаты, не убавляя шага, шли. Весь этот день и всю эту ночь звонил большой колокол Капитолия. "Да, я болен. Великолепные залы Таврического дворца с его белоснежными колоннами, зеркально чистыми полами, с люстрами, радужно блестевшими дрожащими подвесками, наполнились вдруг беспорядочной уличной толпой в сапогах с обтаивающим снегом, солдатами в шинелях и папахах, с ружьями. И вдруг остановился около одной группы, состоявшей из дамы лет тридцати пяти, тол­стого мужчины в белой панаме и двух девушек, очень похожих друг на друга, в одинаковых шляпах с пригнутыми полями. - Но вы вернетесь? - Конечно.. Критикам из "Лондонца", наверно, не случалось высмеивать речь более непохожую на те слова, которые бытописатель наших дней мог бы вложить в уста влюбленного. Все невольно заметили отсутствие на заседании двух людей -- Валентина Елагина и Митеньки Воейкова. Кто у нее бывает? - Никого, кроме одного англичанина. Нину пошел провожать высокий, красивый студент Вяхирев. -- Это, друг, особого рода тепло, даже прохлаждает, -- говорил Владимир, наливая стаканы и в промежутках поглядывая на приятелей.. -- Это бывает: и свечки ставишь, и водой святой брызгаешь, -- нет, не берет -- как заколодило. И эта мысль, - мысль, что никуда не надо ехать, и каждый новый, шаг - только новое звено тоски и страданий, пришла кругло и отчетливо в мозг Мижуева и теперь. Но когда Эдип совершает эти злополучные ошибки, никто не возмущается.. Солдаты бежали к своим частям, на ходу жуя полученный хлеб и сухари уже из неприкосновенного запаса.. Палестрину осадили. Сколько рук, теперь превратившихся в прах, заставляли дрожать ее струны, раньше чем она сделалась неразлучной подругой Гаэтано Пизани!

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 SU